Гущин Андрей

Школа «Гепарда»

Сергей ВАСИЛЬЕВ, Игорь БАЛАШОВ, «Красная звезда».

…Шло тактическое учение отдельного десантно-штурмового батальона бригады морской пехоты Северного флота. Десантно-штурмовая рота старшего лейтенанта Магомедали Магомеджанова «висела на хвосте» у отступавшего «на запасной рубеж обороны противника». Еще немного, и морские пехотинцы сомнут его. Главное, не дать «врагу» зацепиться за сопку. Счет – на минуты. Каждый морпех уже ощущал на сухих губах солоноватый привкус победы, как вдруг… Что за чертовщина? Головной дозор остановился перед водной преградой. Летом этот ручей не то что человеку – воробью по колено. А сейчас, разбухший от талых вод, он превратился в стремительную реку.

— Вперед! – скомандовал Магомеджанов.

— Может, обождем технику? — засомневался посредник из вышестоящего штаба, намекая на идущие во втором эшелоне десанта «бэтээры».

- «Противник» успеет оседлать сопку и разнесет нас вдребезги еще на подходе! – бросил в ответ командир ДШР, и только кавказский акцент, который обычно не был так заметен, подсказывал, что ротный вспылил.

- Сразу видно ученика Гущина – его школа, - послышался рядом одобрительный голос капитана Сергея Полонийчика. – Если уж учиться воевать, то по-настоящему, без всяких ссылок на условности. Вот был такой же случай у Гущина…

Пока переходили вброд стремнину, выдвигались на рубеж открытия огня, Полонийчик с улыбкой вспоминал про тот самый случай.

На учении, где присутствовали инспекторы из Москвы, дорогу ДШР капитана Гущина также преградила речушка. Мгновенно оценив обстановку, командир роты решил: броском – вперед! Пока «противник» очухается, они будут уже в «мертвой зоне», где настильным огнем не достанешь. А там…

Неожиданно заартачился шедший с ротой инспектор из центра: мол, не война. Нечего людей в воду гнать. Подождем «бэтээры», они и перевезут.

Гущин тем временем скомандовал. Рота, подняв над головами оружие, вошла в реку. Через несколько минут уже была на другом берегу. Рассыпалась цепью. Атака «черных беретов» продолжилась с новой силой - яростно и неудержимо.

— Что за самодеятельность?! — рвал и метал проверяющий.

— Наступаем, — невозмутимо ответил Андрей.

— Горит, что ли? Невтерпеж? Не могли технику подождать?

— Товарищ полковник, лично вас перевезут в моем «бэтээре», не волнуйтесь! – ответил ротный.

Говорят, эту непочтительность простили Гущину по двум причинам. Во-первых, потому, что его рота отлично выполнила свою задачу. А во-вторых, потому, что уже поостывший проверяющий в первую очередь доложил об умелых действиях подразделения. Ну а победителей, как известно, судить-наказывать не принято...

Когда капитан Андрей Гущин командовал десантно-штурмовой ротой, лейтенант Магомеджанов был у него взводным. Чему же тут удивляться? Один почерк у ученика и учителя - стремительность, точный расчет, напор, умение зажечь в бойцах уверенность: «Они лучшие, они смогут все».

С позывным по жизни

«Школа Гущина»… В годы службы офицера на Северном флоте и даже уже много позже не раз приходилось слышать эти слова в Спутнике - гарнизоне заполярных «черных беретов». Те, кому пришлось служить под началом Андрея Юрьевича (и когда он был командиром ДШР, и когда продвинулся по служебной лестнице выше), в один голос утверждали, что в той или иной мере они были его учениками.

А «Гепардом» Андрей стал на первых тактических учениях, когда понадобился позывной для работы в эфире. Тогдашний командир ДШБ капитан Алексей Знаемский заметил, что позывной Гущину в самый раз: несмотря на высокий рост и крепкое телосложение, парень гибкий, пластичный. Умен, хитер, терпелив, а главное – когда необходимо, решение принимает молниеносно и так же быстро его выполняет. Чем не гепард? Так за Андреем и остался его «кошачий» позывной.

Никогда морские пехотинцы не подводили своего командира, гордились службой в его роте. Самое главное, чему учил Гущин подчиненных, - это уверенности в своих силах. Как в жизни, так и в бою. Многие тогда решили пойти по гущинским стопам. В бригаде еще шутили, что разнарядку на желающих поступить в военные училища можно выполнить за счет только одной первой ДШР. Старшина Сергей Васильев и сержант Александр Шаповалов поступили в Рязанский институт ВДВ. Сержант Александр Варенников пошел в летное училище. Еще двое питомцев Андрея Юрьевича окончили ЛенВОКУ.

— Я рад, — говорил Гущин, — что сумел передать парням любовь к службе.

Это, конечно, уже само по себе много. Но переняли от Андрея Юрьевича они и манеру командирского поведения: выдержанность, тактичность, озорной блеск в глазах. Слова: «Ты, как Гущин…», сказанные со стороны кому-либо из первой роты, воспринимались морпехами как наивысшая похвала. Подчиненные хотели походить на ротного во всем.

Может быть, поэтому и решили продолжить службу, оставшись в Спутнике, парни из первой ДШР. Например, прапорщик Дмитрий Лысый – командиром взвода, прапорщик Владимир Демчук – техником десантно-штурмовой роты. И многие другие.

Проверка боем

Вместе с ними 7 января 1995 года майор Андрей Гущин, к тому времени командир первого батальона морской пехоты, вылетел в Моздок в должности заместителя командира усиленного отдельного десантно-штурмового батальона Северного флота. Для выполнения, как им сказали, специального задания Правительства России в Чеченской Республике.

Перед самой отправкой в Чечню замкомбрига по воспитательной работе подполковник Николай Руденков спросил Гущина начистоту:

— Андрей Юрьевич, ты же сам комбат, а летишь замом. Не обидно?

— Николай Григорьевич, — ответил офицер, - там будут мои парни. И я обязан быть рядом с ними. А в качестве комбата или его заместителя – какая разница?!

Рассказывать о том, как воевал в Грозном, Гущин не любит. Об этом рассказали его подчиненные, друзья.

В ходе штурма комплекса зданий совета министров тяжело ранило командира второй ДШР старшего лейтенанта Виктора Шуляка. Командование батальона решило послать в Совмин майора Гущина, чтобы он взял командование ротой на себя. Как вспоминал сослуживец Гущина майор Сергей Брагин, обстановка в то время была такой, что всем казалось: Андрей идет на верную смерть.

За трое суток морские пехотинцы под командованием майора Гущина выдержали множество ожесточенных обстрелов, атак боевиков, превосходивших североморцев по численности в несколько раз.

В один из моментов боя «дух», внезапно вынырнувший из канализационного люка под совминовской аркой, открыл по североморцам кинжальный пулеметный огонь. «Черные береты» оказались в критическом положении. Воспользовавшись моментом, дудаевцы бросились на штурм. В морских пехотинцев полетели гранаты. Спасение было в одном – немедля уничтожить пулеметчика. Гущин взял это на себя. Рванул из-за стены, по-кошачьи распластался в немыслимом броске, одновременно нажав спусковой крючок. Пулеметчик опоздал на долю мгновения. Андрею этого хватило.

А в одной из жестоких стычек майора Гущина тяжело контузило. Уже затемно отыскали морпехи своего командира, засыпанного землей и битым кирпичом…

В госпитале в Санкт-Петербурге Андрей узнал: Указом Президента России от 13 февраля 1995 года ему присвоено звание Героя Российской Федерации.

«Если бы не Андрей Юрьевич, нас в зданиях Совмина полегло бы гораздо больше. Мы за ним были, как за каменной стеной», - говорили мне сержанты и матросы, входившие в штурмовую группу Гущина.

«Я верил в парней. Знал, что выстоят. Они — герои, я горжусь ими. И, честно говоря, приятно, что в их боевой выучке есть толика и моего труда», — это уже майор Гущин рассказывал о своих подчиненных.

Новые точки отсчета

Вернувшись из госпиталя в марте 95-го в бригаду морской пехоты, Андрей вновь окунулся в круговерть комбатовских проблем и забот. В батальоне офицер пропадал с раннего утра до позднего вечера. А тут еще в Спутник на стажировку приехали курсанты общевойскового командного училища, которое оканчивал сам Гущин. Андрей Юрьевич, как обычно, взял стажеров под свою опеку. Лично проводил с ними занятия, а когда не хватало времени, требовал от ротных и взводных, чтобы курсанты имели максимум возможностей совершенствовать огневую подготовку, осваивать морпеховскую технику, а главное — учиться работать с людьми, знать, понимать их, как самих себя.

На вопрос, зачем при своей огромной занятости Гущин столько времени уделяет стажерам, Андрей Юрьевич ответил:

— Мне небезразлично будущее армии. А на стажировке парни делают, по сути, первые шаги в роли офицера. И хочется, чтобы они сразу полюбили офицерскую службу. Кроме того, может быть, для кого-то из них эта стажировка станет точкой отсчета службы в «черных беретах».

Любопытная, кстати, деталь. Когда спросили стажеров, знают ли они в училище кого-нибудь из курсантов — бывших спутниковцев, те сразу же ответили:

— Знаем. На третьем курсе учатся. У одного — коренастый такой, крепкий – на батальонном тактическом учении позывной был «Гепард»…

…В том же 1995-м майор Гущин поступил в Военную академию имени Фрунзе. Годом позже мы встретились уже в Москве на юбилейных торжествах по случаю 300-летия Российского флота. После окончания учебы Андрей Юрьевич уехал на Тихоокеанский флот, где командовал полком морской пехоты.

Назначение полковника Гущина с Дальнего Востока на должность командира отдельной бригады морской пехоты Балтийского флота состоялось в марте этого года — в «горячую» пору для балтийцев.

В апреле-мае флот проверяла инспекция Главного штаба ВМФ под руководством главкома ВМФ адмирала флота Владимира Куроедова. В июне морские пехотинцы вместе с экипажами эсминца «Настойчивый» и большого десантного корабля «Калининград» участвовали в международных военно-морских учениях «Балтопс-2003», а также в совместных учениях кораблей Балтийского и Северного флотов, за которыми наблюдал Президент России Владимир Путин.

В августе прошел флотский сбор-поход. На осень пришлись еще две инспекции.

Морпехи, возглавляемые уже новым командиром, показали высокую выучку. Это особо подчеркнул начальник главной военной инспекции Минобороны РФ генерал-лейтенант Александр Лукин, подводя итоги работы на Балтийском флоте.

Многих своих нынешних подчиненных Гущин знает в лицо еще с первой чеченской кампании. Тогда же в Грозном он познакомился и со своим предшественником Героем России гвардии полковником Александром Дарковичем. Потом они вместе учились в Академии имени Фрунзе. По северам знакомы с прапорщиком Тамарой Волик, майором запаса Олегом Холоповым… Назвать их новыми подчиненными язык не поворачивается.

Андрей Юрьевич говорит, что здесь, на Балтике, у морских пехотинцев особый настрой на службу. Для себя он объясняет это тем, что именно здесь зародилась морская пехота России. Дома, на Родине, не только стены, но и волны помогают.