История ВОКУ

После Октябрьского переворота (так называлась Великая Октябрьская Социалистическая революция до 1926 года) во вновь созданном Народном Комиссариате по военным и морским делам не было единого взгляда на строительство средней и высшей школы РККА. На начальном этапе, после победы революции, предполагалось вообще отказаться от создания военной школы, а заменить ее выборностью командных кадров или в крайнем случае краткосрочными курсами. Считалось, что победа мировой революции и солидарность пролетариата быстро завершат дело, начатое Октябрем, а также предполагалось, что военная школа будет отрывать командиров от солдатской массы.

Однако ход исторических событий и опыт первые месяцев Советской власти внесли свои коррективы. Глава правительства республики В. И. Ленин резко выступил против такого мнения и предложил ряд мер по созданию командных кадров вооруженных сил. Сердцевиной этой программы стала идея, что "только красные офицеры будут иметь среди солдат авторитет и сумеют упрочить в нашей армии социализм. Такая армия будет непобедима."

14 февраля 1918 года объявляется приказ Наркомвоена о создании первых ускоренных курсов по подготовке командного состава РККА. Открывается 13 курсов по подготовке командиров для пехоты, кавалерии, артиллерии и инженерных войск в городах: Петрограде, Москве, Твери, Казани и Ораниенбауме.

Как правило, курсы стали размещать в помещениях бывших юнкерских и военных училищ, кадетских корпусов и офицерских школ, там, где сохранились учебно-материальная база и преподавательский состав. Курсы быстро завоевывали популярность и авторитет. На 1 сентября 1918 года их насчитывалось уже 34, на 15 октября - 39, на 15 ноября - 40 и на 15 декабря - 60. За 1918 год курсами было подготовлено и выпущено 1773 командира.

У истоков нашего училища стояло: Ораниенбаумская пулеметная школа РККА и 3-и финские Советские пехотные курсы г. Петрограда. 24 мая 1918 года распоряжением трудовой коммуны г. Ораниенбаума на базе бывшей офицерской стрелковой школы была открыта Ораниенбаумская пулеметная школа РККА. Заведующим школы был назначен бывший полковник царской армии Александров, комиссаром - М.А. Черников, бывший матрос Балтийского флота, Председатель Ораниенбаумского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

30 мая численный состав школы уже насчитывал: преподавателей - 13 человек, инструкторов - 44 , курсантов - 78, нестроевых - 71. В организационно-учебном отношении школа подразделялась на три отдела:

- 1 отдел - пулемет "Максим";

- 2 отдел - пулемет "Кольт";

- 3 отдел - "ружей".

Так как в школу поступили курсанты из числа рабочих и крестьян, то оказалось, общеобразовательный уровень был не высоким. Это заставило руководство школы, используя опыт русской военной школы, разделить курс обучения на два класса: подготовительный и специальный. Срок обучения был установлен 10 месяцев (4 месяца на общеобразовательную подготовку, 6 месяцев - на специальную). На подготовительном курсе изучали русский язык, арифметику, геометрию, историю, природоведение, географию и гигиену; на специальном - тактику, фортификацию, артиллерию, военную топографию и политграмоту.

1 июля 1918 года в школе начались плановые занятия, а 28 августа школа получила новое название Ораниенбаумские Советские пулеметные курсы РККА по подготовке командного состава.

К осени 1918 года на подготовительном отделении курсов обучалось 236 курсантов и на специальном - 115 человек.

16 сентября 1918 года состоялся первый выпуск курсов. Их было всего 5 человек. Остальные 73 человека первого набора или погибли на фронтах, или были ранены и находились на излечении.

5 декабря 1918 года проводиться второй выпуск курсантов - 28 молодых командиров убыло на фронты.

1 февраля 1919 года был произведен третий выпуск, РККА пополнилась новым отрядом командиров в 60 человек.

1 марта 1919 года заведующим курсов был назначен М. П. Карпов, а комиссаром стал М.Я. Златкин.

В апреле-июле 1919 года состоялась еще три выпуска: 1 апреля - 32 человека, 1 мая - 40 человек и 1 июля - 27.

8 июля 1919 года Ораниенбаумским Советским пулеметным курсам РККА присваивается имя Л. Д. Троцкого.

6 ноября 1919 года был произведен седьмой выпуск курсантов в количестве 42 человек. Заведующим курсов назначается А. Н. Никитин, комиссаром - В. И. Ненастьев.

Вместе с тем вторая половина 1919 года стала периодом упадка работы в военно-учебных заведениях страны. Почти полностью нарушилась планомерность в военно-учебной работе. Под давлением фронта срок обучения на курсах сократился до 2-4 месяцев, а сами курсы в полном составе беспрерывно срываются на фронт для выполнения боевых задач.

1 апреля 1920 года курсы переводятся в Петроград, где они занимают помещение по ул. Садовой д.10 и 12 (ранее здесь размещались 5-е пехотные курсы, которые были переведены в Полтаву). Приказом ГУВУЗ от 18 мая 1920 года № 90 курсам присваивается новое наименование - 5-е пехотные Петроградские курсы и вводиться штат литер "Н" (который предполагал иметь курсантов общим количеством в 500 человек). Организационно курсы состояли из трех рот. На курсах было 306 курсантов и 22 человека командного состава. Заведующим курсов назначается В. Пржевальский. 16 июня 1920 года его на посту заведующего сменяет комбриг П. Н. Ежов, и приказом РВСР с 26 июня 1920 года курсы переводятся на штат литер "Т" (общие число личного состава в 600 человек).

С 1 июля 1920 года курсы получают новое наименование - 5-е пехотные Петроградские имени тов. Троцкого командные курсы.

За 1920 год курсы произвели 4 выпуска командиров общим числом 98 человек.

Но на этом переформирования не закончились. В июле-августе РВСР и ГУВУЗ принимает ряд мер по установлению единообразной и более правильной нумерации военно-учебных заведений. 27 августа 1920 года курсы становятся 7-ми Петроградскими им. тов. Троцкого пехотными курсами РККА.

Начальником курсов назначается А. А. Медер, комиссаром - Е. Н. Клутнев. По списку на 20 ноября 1920 года на курсах числилось 822 человека, 165 из них были прикомандированы. Курсы были 4-х-ротного состава и включали 18 учебных взводов.

К началу 1921 года ГУВУЗ насчитывал 151 военно-учебное заведение, где обучалось около 52 тысяч курсантов. Лагерным сбором 1921 года заканчивается боевой период жизни командных курсов и военных школ. Военно-учебные заведения начинают переходить от ударности к планомерности в деле подготовки командных кадров Красной Армии.

Претворяя в жизнь новую концепцию военного образования приказом РВСР от 21 января 1921 года 7-е Петроградские пехотные командные курсы РККА с 1 февраля 1921 года переформировались в 9-ю Петроградскую им. тов. Троцкого пехотную школу с трехлетним сроком обучения. Начальником школы был назначен Е. И. Козловский, комиссаром - П. К. Царев.

Другим военно-учебным заведением, стоящим у истоков нашего училища были 3-и пехотные Советские Петроградские финские курсы, открытые по приказу Всероссийского Главного штаба по военно-учебным заведениям от 14 ноября 1918года.

Курсы разместились в Петрограде на Съездовской линии Васильевского острова. Это были хорошо обустроенные, просторные помещения: учебные классы, спортивные залы, столовая, караульное помещение, баня и т. д. Особо торжественно выглядел актовый зал, именно здесь в 1917 году заседал 1-й съезд Советов новой России.

Заведующим курсов был назначен А. А. Инно, комиссаром - Э. А. Рахьян, учебную часть возглавил профессор бывшей военной академии генерального штаба П. И. Изметьев.

Штат курсов был установлен в 200 курсантов, на 14 ноября 1918 года прибыло 141 человек, командный состав - 29 человек, обслуживающий персонал - 62, преподавательский состав - 23. Для учебного процесса было выделено 14 винтовок. В структурном отношении курсы подразделялись на 8 специальных отделений: I, II, III, IV (пулеметные) - по 15 человек, V (артиллерийские) - 14, VI, VII, VIII (саперно-строительные) - по 20, итого: 134 курсанта.

Учебные занятия начались 9 декабря 1918 года, однако и в последующем продолжалось комплектование курсов. Так уже к 3 марта 1919 года на курсах находилось: курсантов - 200 человек, преподавателей - 32, вольнонаемных - 80. С января по декабрь 1919 года на курсы поступило 605 курсантов и за это время было произведено четыре выпуска. Всего было выпущено 154 командира.

23 апреля 1919 года ЦК Финляндской компартии вручил курсам Знамя.

17 июля 1920 года курсы реорганизуются в Петроградскую пехотную школу с трехгодичным сроком обучения. Школа состояла из двух отделений: русского, где обучалось 500 курсантов, и финского, численностью 300 человек.

Приказом РВСР от 27 декабря 1920 года № 2894 школа реорганизуется вновь: из русских рот создается 1-я Петроградская пехотная школа, а из финских рот - Интернациональная военная школа. Начальником интернациональной школы становится А. А. Инно. Однако 136 финских курсантов и персонал оставались на базе 1-й Петроградской пехотной школы до 14 июня 1921 года.

3 сентября 1920 года начальником школы назначается Каменский. Комиссаром школы после отъезда Э. А. Рахьи на фронт стал О. В. Куусинен, а с июня 1920 года Г. С. Ровио (после разделения он стал комиссаром интернациональной школы).

В апреле 1921 года начальником и комиссаром 1-й Петроградской пехотной школы назначается Е. С. Казанский.

1-ой Петроградской пехотной школе суждено было стать ядром формирования и укрепления военно-учебных заведений Петрограда и других регионов России. Выбор школы не был случайным. Наряду с другими обстоятельствами не последнюю роль сыграло здесь удачное расположение школы, просторные классы, спальные помещения, бытовые службы, средства учебно-материального обеспечения, унаследованные от бывшего Пажеского корпуса. Все эти обстоятельства позволили развернуть военно-учебное заведение большого масштаба, однако доукомплектование школы шло вплоть до 1926 года.

В 1-ю пехотную школу широким потоком вливалось пополнение из упразднявшихся краткосрочных командных курсов. Процесс слияния пехотных курсов Петроградского военного округа в 1-ю Петроградскую пехотную школу сопровождался и перестройкой всей учебно-воспитательной работы. Вводиться 2 - 3-годичный срок обучения. Осваиваются новые программы боевой и политической подготовки.

Летом 1921 года приказом по военно-учебным заведениям Петроградского военного округа от 29 июня 1-я Петроградская пехотная школа сливается с 9-й пехотной школой с присваиванием объединенному военно-учебному заведению наименования 1-я Петроградская пехотная школа командного состава РККА.

Руководящие документы требовали, чтобы в командных школах давалось общее образование, военное и политическое. За годы учебы из курсанта предстояло подготовить не только военного, и специалиста для мирного времени.

В соответствии с этими указаниями в программу пехотных школ, в том числе 1-й Петроградской и Интернациональной военной, 1921/22 учебного года были введены следующие дисциплины: тактика, уставы, топография, фортификация, строевое дело, математика, география, русский язык, политграмота, история, природоведение. Сам характер предметов, входящих в учебную программу, был рассчитан на всестороннюю подготовку будущего командира.

Новый учебный год 1-я Петроградская пехотная школа начала 9 сентября, имея в своем составе 399 курсантов, которые были распределены по младшим и средним классам.

Первый год все обучались в подготовительном классе, где штудировали только общеобразовательные предметы. Далее следовал младший класс, в котором уже вводились военные с сохранением таких общеобразовательных дисциплин, как русский язык, математика, география, природоведение. Наконец, старший класс, посвящался изучению в основном военных дисциплин. На всех трех курсах изучалось обществоведение-предмет, дававший более или менее цельную систему марксистско-ленинской теории и включавший в себя политическую экономию, историю революционного движения, государственный строй и политработу.

В системе военно-профессиональной подготовки особое внимание уделялось полевой выучке, особенно в период летних сборов. Вот как был организован лагерный сбор 1921 года в Петроградских ВУЗах. В приказе по Окрувузу от 3 июня № 47 было определено три лагеря - Красногородский( здесь проводила сбор и 1-я Петроградская школа), Петергофский и Усть-Ижорский. Весь лагерный сбор разбивался на три периода:

а) с 1-го по 30-е июня - старшие классы проводят практические занятия по тактике, топографии и фортификации. Младшие классы - практические занятия по топографии и одиночной строевой подготовке;

б) с 1-го июля по 15-е августа - у всех курсов занятия по строевой и полевой подготовке и стрельбе;

в) с 16-го по 30-е августа - подвижные сборы (с 16-го по 23-е августа - малые маневры, с 24-го по 30-е августа - большие маневры).

Кроме того, в течение всего периода проводятся занятия по спорту, показные занятия (с 1-го по 30-е июня показная стрельба артиллерии, а с 1-го по15-е августа показные занятия на аэростатах и аэропланах) и организуются состязания по тактике, топографии, стрельбе, гимнастики, легкой атлетике, фехтованию, полевой гимнастике, плаванью и другим видам спорта. Также планировалось участие курсантов в маневрах крупных соединений Красной Армии.

В период лагерного сбора 1922 года произошло окончательное укомплектование младшего класса школы. Этот процесс шел за счет расформированных других курсов: 22 мая в школу были зачислены 57 курсантов 6-х Петроградских курсов, 31 мая - 74 курсанта Псковских пехотных курсов и 61 курсант 100-х Кронштадских пехотных курсов. В это же время в школу была переведена и часть курсантов 8-й Петроградской пехотной школы. Так же в школу были приняты курсанты из расформированных курсов: 90-х Петроградских, 75-х Ораниенбаумских и 73-х Новгородских.

Уже в те годы в 1-й Петроградской пехотной школе сложилась традиция постоянного совершенствования полевой выучки курсантов. Творческий поиск командиров и преподавателей школы позволил, в частности, усовершенствовать методику проведения подвижных лагерей по принципу так называемых "круговых маршрутов". Осуществляя эти маршруты, курсанты не только тренировали выносливость (преодолевать приходилось по 50 километров и более за строго ограниченное время), но и закрепляли разнообразные навыки - от умелого хождения по азимуту, организации разведки, связи, действий в ночных условиях и до бивуачного и поквартирного размещения подразделений и частей. От курсантов требовалось громадное напряжение и физических и интеллектуальных сил, чтобы освоить учебную программу.

Не было ни одного выпуска молодых командиров, который не обходился бы без участия Петроградской партийной организации и горожан. На Дворцовой площади, где по обыкновению проходил торжественный ритуал выпуска, собирались многотысячные толпы петроградцев, приветствовавших новый отряд красных командиров.

16 сентября 1923 года состоялся первый выпуск курсантов 1-й Петроградской пехотной школы с трехгодичным сроком обучения. 66 курсантов старшего класса были произведены в "Красные Командиры".

С переименованием Петрограда в Ленинград в 1924 году 1 февраля школа получает новое наименование - 1-я Ленинградская пехотная школа, а Приказом РВСР от 2 октября 1924 года № 1265 школа переименовывается в Ленинградскую пехотную школу.

1 сентября 1924 года состоялся второй выпуск офицеров по трехлетней программе. 96 человек получили звание "Командира "Р.К.К.А.".

Однако по-настоящему новый этап в формировании командира начался летом 1925 года, когда специальным приказом Реввоенсоветов СССР была введена обязательная стажировка курсантов в войсках.

В приказе указывалось: "В целях приобретения курсантами военных школ практики по обучению и воспитанию красноармейцев и по обучению и управлению отделением и взводом, а также в целях ознакомления с бытом и жизнью войсковых частей и их военной и политической работой курсанты военных школ командируются в части два раза за время пребывания в школе. Первая командировка - в младшем классе тотчас после перехода курсанта в этот класс; вторая - в старшем. Сроком командировки - один месяц".

За Ленинградской пехотной и Ленинградской Интернациональной военными школами к середине 20-х годов прочно устанавливается репутация передовых военно-учебных заведений, ведущих творческий поиск нового, выходящих на широкую дорогу подготовки командиров-единоначальников. В одном из приказов по итогам инспектирования 1-й Ленинградской пехотной школы говорилось: "Школу можно считать первой не только по случайной нумерации, но и по существу дела". Добрая слава о ленинградских курсантах-пехотинцах была поддержана главнокомандующим Вооруженными Силами Республики С.С. Каменевым, командующим Ленинградским военным округом Б.М. Шапошниковым, крупнейшим теоретиком стрелкового дела Филатовым - руководителем стрелковой комиссии штаба РККА и другими должностными лицами, в разное время посещавшими 1-ю пехотную и Интернациональную военные школы. С 16 сентября 1925 года школа получает новое наименование - Ленинградская пехотная школа имени тов. Склянского.

Началась плановая подготовка командных кадров Советской России.

Особенностью командных курсов и школ того периода явилось то, что им приходилось выполнять две функции: готовить командный состав и вместе с тем быть образцовыми частями Красной Армии. Курсы, как ударные, образцовые части, нередко посылались на фронт для выполнения боевых задач на решающих участках. Особенно суровым и драматичным был 1919 год. Весной 1919 года критическая обстановка сложилась на востоке страны, где армия Колчака стала реальной силой. Это в свою очередь привело к активизации и на других фронтах.

В конце апреля - начале мая аналогичная обстановка сложилась под Петроградом. Главное командование Антанты планировало окружить и, отрезав его от Москвы, комбинированным ударом с суши и моря захватить город. Для реализации этих планов под Петроградом были сосредоточены: Северный корпус генерала Дзерожинского и 1-я белоэстонская дивизия (11,6 тыс. штыков и сабель, 41 орудие, 2 бронепоезда и 2 танка), части "атамана крестьянских и партизанских отрядов" подполковника С.Н. Булак-Балаховича (до 1,5 тыс. штыков и сабель, 4 орудия), английские и союзные войска(15,4 тыс. штыков и сабель), белофинская "Олонецкая добровольческая армия" (до 2 тыс. штыков и сабель), в ближайшем оперативном тылу находились регулярные войска белофиннов, насчитывающие около 61 тыс. штыков, 8 тыс. сабель, 438 орудий и 350 пулеметов. В Финском заливе находились группировки кораблей: 12 легких крейсеров, 26 эсминцев и миноносцев, 12 подводных лодок, 23 тральщика, 10 торпедных катеров и др. под общим командованием английского адмирала У.Г. Коуэна.

На Ладожском озере действовала белофинская флотилия, а на Онежском - союзная флотилия интервентов.

Этой армаде противостояла 7-я армия, которая занимала полосу обороны протяженностью около 600 км, от Петрозаводска до Чудского озера, левее от нее была развернута по восточным берегам Чудского и Псковского озер Эстляндская армия. Войска 7-й армии вместе с Кронштадским крепостным районом насчитывали 19,7 тыс. штыков, 790 сабель, 361 пулемет, 172 орудия, 7 бронеавтомобилей и 34 самолета. Их действия поддерживала Онежская военная флотилия в составе одного эсминца, 3-х заградителей, 3-х вооруженных пароходов и 4-х плавучих батарей, а также отряд Балтийского флота: 2 линкора, 12 эсминцев и миноносцев, 2 заградителя, 4 подводные лодки и др., а также форты Красная горка, Серая лошадь и др.

20 апреля "Олонецкая добровольческая армия" вторглась на территорию Карелии. Удар был осуществлен по двум направлениям: одна группировка двинулась на Петрозаводск, другая - на Видлицу, Олонец, Лодейное поле; 21 апреля белофинны захватили Видлицу, 24 -го - Олонец. Но это был отвлекающий удар.

13 мая 1919 года перешли в наступление основные силы Северного корпуса и 1-й белоэстонской дивизии, одновременно отряд Булак-Балаховича стал продвигаться на Гдов, а в устье р. Луги был высажен десант. Наступление имело успех: 15 мая противник захватил Гдов, 17-го - Ямбург, а 25-го - Псков. Обстановка становилась критической.

Центральный комитет партии 22 мая обратился с воззванием к партийным и советским организациям. 28 апреля 1919 года в Петрограде начал создаваться маневренный отряд из курсантов. В его состав вошла пулеметная полковая команда в количестве 128 человек во главе с комиссаром Ораниенбаумских пулеметных курсов Ильей Златкиным. Отряд был отправлен на участок под город Верро (Псковское направление), который с ходу вступил в бой с белоэстонскими подразделениями и вышел на окраину города. Атака захлебнулась, курсанты стали на сопках оборудовать позиции, однако сказывалось отсутствие боевого опыта, да и голые сопки служили плохим прикрытием. Утром 20 мая противник вскрыл огневые точки и начал интенсивный артиллерийский и пулеметный огонь. Днем в артиллерийскую подготовку включился и бронепоезд. Положение складывалось критическое, противник начал очередную атаку, левый фланг отряда стал отступать. Тогда пулеметчики совершили маневр и заняли огневые позиции на флангах. Фланговый огонь пулеметов оказался губительным, атака белоэстонцев захлебнулась. Курсанты перешли в контратаку и восстановили положение. Это было первое боевое крещение курсантов Петроградских курсов.

23 мая маневренный отряд курсантов, выполнив поставленную задачу, вернулся в Петроград. Курсанты приступили к учебе.

В начале мая 1919 приказом по Петроградскому военному округу был сформирован "боевой маневренный отряд курсантов второго формирования" и направлен на Олонецкий фронт. Это был сводный батальон, первая рота его состояла из курсантов и командиров 3-х Советских командных финских курсов, а пулеметная команда - из курсантов Ораниенбаумских пулеметных курсов. 3 мая батальон убыл из Петрограда и 14 мая прибыл на Олонецкий участок фронта. Условия на фронте были очень тяжелыми. Передвижение войск, маневры приходилось совершать по глухим лесным дорогам, среди болот и лесов. Лесисто-болотистый театр военных действий требовал от курсантов особых качеств.

Боевое крещение произошло у Рабала и Угловой. В течении нескольких дней батальон вел упорный бой и вынудил противника отойти. В бою у д. Рабала группа во главе с курсантом Элоранто совершила маневр в тыл противника и обстреляла его обоз. Это посеяло панику, и белофинны бежали.

С боями батальон курсантов овладел населенными пунктами Сандебская Пустынь и Верхний Конец, захватил переправу на р. Тулоксу. Особенно кровопролитным был бой у д. Тельгусельги. Было захвачено несколько десятков пленных и пулеметы.

Исключительно важным моментом в Олонецкой компании явилось боевые действия у дероевни Березовая Гора. Курсанты во взаимодействии с кораблями Онежской флотилии нанесли противнику значительное повреждение и вынудили его отойти к границе. В бою у д. Березовая Гора белофинны потеряли более 50 человек убитыми, много оружия и имущества. В этом бою курсанты впервые ходили в штыковую атаку, которая и решила исход боя.

С освобождением деревень Ковайла, Кухойвара и Кителахти части Красной Армии, в авангарде которых шел курсантский батальон, подошли к финской границе.

Боевая задача была выполнена, и в сентябре 1919 года курсантский батальон вернулся в Петроград.

В конце мая 1919 года резко обострилась обстановка на ближних подступах к Петрограду, где войска Северо-западной армии под командованием генерала Юденича вышли на рубеж д. Лопухинка - Красное Село - Гатчина.

Командование Красной Армии приняло решение о формировании третьего по счету маневренного боевого отряда курсантов. 25 мая 1919 года такой отряд был сформирован. От Ораниенбаумских пулеметных курсов в его состав вошли пулеметная команда в составе шести взводов при 12 пулеметах, кроме того, часть пулеметчиков-курсантов вошли и в батальонные пулеметные команды.

Боевой отряд был придан 6-й стрелковой дивизии и предназначался для участия в боевых действиях на Нарвском направлении. 26 мая 1919 года отряд прибыл на фронт. Разместившись в г. Петергофе в казармах Петергофских пехотных курсов, курсанты приступили к непосредственной подготовке к боевым действиям.

29 мая началось контрнаступление на Нарвском участке фронта. Действуя в составе частей 6-й стрелковой дивизии, сводный отряд курсантов, совершив марш по маршруту г. Петергоф - д. Гостилицы, вступил в бой в районе д. Лопухинка, а к 3 июня в составе частей вышел на рубеж Устье, Удосово, Кикерино, Холоповицы.

Под Воронино - Мишелово пулеметчики вступили в пулеметную дуэль с противником и заставили его замолчать.

В районе д. Систа белогвардейцы создали мощный узел обороны. Атака с ходу не дала результата. Произведя перегруппировку, командование отряда решило провести ночную атаку, что явилось полной неожиданностью для противника, уверенного в своих инженерных сооружениях. В результате деревня Систа была освобождена, в плен попали более 150 солдат и офицеров противника. Были взяты Копорье и д. Бегуницы. Местами части продвинулись до 50 км в глубь.

Однако сопротивление противника возрастало, бои становились все ожесточеннее, с переменным успехом. У д. перелесье батальон курсантов попал в окружение, понес потери и к 11 июня был вынужден отступить на правый берег реки Коваши.

12 июля удалось стабилизировать фронт и остановить отступление частей 6-й стрелковой дивизии.

13 июня был поднят мятеж на фронтах Красная Горка и Серая лошадь. Восстание фронта Красная горка усугубило положение 6-й стрелковой дивизии. Срочно были сформированы штурмовые отряды из частей преданных Советской власти, сюда вошла и группа пулеметчиков из Ораниенбаумских пулеметных курсов. 15 июля комбинированным ударом с суши и моря (часть кораблей Балтийского флота) форт был взят, что стало переломным моментом во всей операции. В последующие дни части Красной Армии вышли на линию р. Коваши - Калище - Ораниенбаум и 21 июня перешли в наступление по всему фронту.

Маневренный отряд курсантов наступал в направлении Шереметьево, Стародворье, Новые Медуши, Горки, Малая и Большая Савольнихи. В последующем курсанты участвовали в боях по выходу на рубеж шоссе Капорье-Бегуницы и лесного участка на реке Систе.

Лесисто-болотистый участок местности, плохие погодные условия, грязь, бездорожье, отсутствие населенных пунктов - все было против курсантов. Однако мызу Власово удалось взять с ходу, а вот лобовые атаки деревень Теглицы и Зябицы не удались. Только с помощью бронеавтомобиля, подошедшего с Копорья, и артиллерийской поддержки удалось овладеть этими населенными пунктами. В последующем курсанты овладели деревнями Лошковицы, Рукулицы, Труново, Большая Систа и вышли на подступы к Ямбургу.

Ямбург был хорошо укреплен и оборудован в инженерном отношении. Генерал Юденич возлагал на Ямбургскую группировку большие надежды.

Командование 7-й армии решило атаку на Ямбург провести с двух направлений: с фронта основными силами, а частью сил совершить маневр с целью выхода в глубокий тыл противника. Операция была назначена на начало августа 1919 года.

Курсантскому отряду, под командованием П. Н. Ежова, была поставлена задача во взаимодействии с 46-м стрелковым полком совершить обходной маневр.

4 августа 48 стрелковый полк и отряд курсантов, прорвав оборону противника и преодолев болотистый участок реки Солки, овладел деревнями Заполье и Алексеевка, а 46-й полк занял деревни Керстово и Кили.

В ночь с 4 на 5 августа курсантский отряд совершил марш в тыл противника. Отряд двинулся в путь с разобранными пулеметами и без запасов продовольствия. Продвижение курсантов было стремительным, используя лесные дороги, тропы, заболоченные места, соблюдая строжайшую тишину, обходя населенные пункты, отряд вышел к д. Алексеевка и мызе Графская Гора. Здесь они столкнулись с заставой конно-егерского полка. Произошел короткий бой, застава была смята.

5 августа 46-й стрелковый полк и отряд курсантов вышли на рубеж р. Луга и ворвались в Ямбург. Противник, неся большие потери, отступил. Боевая задача была выполнена.

17 августа 1919 года маневренный отряд курсантов вернулся в Петроград. На Балтийском вокзале им была устроена торжественная встреча. 20 августа на Дворцовой площади состоялся парад курсантских батальонов. Осень 1919 года. Войска Деникина рвутся к Орлу, Туле и Москве с юга. Осложнилась обстановка на северо-западе страны. Армия Юденича готовится ко второму походу на Петроград.

В сентябре Северо-западная армия, получив значительное пополнение в личном составе, боевой технике и оружии от Антанты, сосредоточилась на Петроградском направлении. В состав армии вошли: 1-й и 2-й корпуса, насчитывающие свыше 18,5 тыс. штыков и сабель, 57 орудий, 500 пулеметов, 4 бронепоезда, 6 танков, 6 самолетов. В резерве находилась белоэстонская армия (около 18 тыс. штыков и сабель) и поддерживала английская эскадра. Армия развернулась на рубеже: Копорский залив, левобережье рек Луга, Плюса и Саба. Главный удар планировался нанести силами первого корпуса вдоль шоссе Ямбург - Гатчина - Петроград. Конечной целью наступления являлось овладение Петроградом. Подступы к Петрограду обороняла 7-я армия. С запада на фронте 230-150 км прикрывали петроградское направление 6-я, 2-я и 19-я стрелковые дивизии, имевшие в своем составе около 21 тыс. штыков, более 1 тыс. сабель, 557 пулеметов и 157 орудий.

28 сентября 1919 года силами второго корпуса был нанесен отвлекающий удар по позициям войск в стыке 7-й и 15-й армий и захвачена станция Струги Белые. Красное командование, приняв этот удар за основной, сняло с нарвского участка 3-ю бригаду и 6-ю стрелковую дивизию и перебросило их на Лужское направление.

11 октября 1919 года ударная группировка 1-го корпуса армии Юденича под прикрытием артиллерийского огня и трех танков нанесла удар по центру и правому флангу 7-й армии и вышла своим правым флангом в тыл 6-й стрелковой дивизии в обход Ямбурга. Все контратаки наших войск оказались безуспешными. 11 октября пал Ямбург, а 12 октября 7-я армия начала отступление по всему фронту. 16 октября белогвардейцы захватили Красное Село, 17-го - Гатчину, 20-го - Детское Село и Павловск, подойдя вплотную к Пулковским высотам.

Петроград был объявлен на осадном положении. Началась мобилизация и укрепление 7-й армии. 14-го октября на фронт отправляется боевой маневренный отряд курсантов 4-го формирования. Командовать отрядом назначается П. Н. Ежов. В состав отряда вошли: один полк пехоты, три дивизиона артиллерии, три эскадроны кавалерии, саперная рота, рота связи и несколько команд. От Ораниенбаумских пулеметных курсов в состав отряда вошло 250 человек, от финских курсов - батальон курсантов. Отряд курсантов поступил на усиление ударной группы в районе Колпино - Тосно.

Отряд получил задачу: арьергардными боями сдержать натиск противника и остановить его наступление. Первый бой курсанты выдержали в районе д. Елизаветино, где отличились пулеметчики Ораниенбаумских курсов. В результате боевых действий отряд выполнил боевую задачу: противник был остановлен.

20 октября 1919 года последовал приказ об общем наступлении Красной Армии под Петроградом. Замысел командования состоял в следующем: сковывая противника по всему фронту, нанести удар силами Колпино - Тосненской группы по правому флангу наступающей группировки противника, а вспомогательный удар с Пулковских высот - частью второй стрелковой дивизии с целью овладеть Гатчиной. 6-я стрелковая дивизия должна была наступать в направлении Красного Села, прикрывая ударную группировку со стороны Финского залива.

21 октября утром с тридцатиминутной артиллерийской подготовки начался прорыв ударной группировки под командованием С.Д.Харламова. Три дня курсанты вели бой за Детское Село и прилегающие к нему районы. Курсанты проявляли мужество и героизм, служили примером для наступающих частей, даже раненные не покидали поле боя. Пулеметы сводного отряда стали грозным оружием для врага, и их маневры и фланговый огонь в конечном итоге решили исход боя. Вечером 22 октября была взята д. Новая, а утром 23 октября - Детское Село. В этот же день стремительной атакой был взят город Павловск.

Батальон финских курсантов под командой Щукина вел наступление на позиции белогвардейцев в районе д. Новый Бугор. Расположенная на высотах позиция противника была хорошо оборудована в инженерном отношении. Атака с ходу не дала результатов. Тогда было принято решение поменять тактику. Батальон под командованием Щукина начал наступление вдоль шоссе, отвлекая внимание белогвардейцев, а в это время другой батальон курсантов под командованием О. Орбета совершил обход позиций и зашел в тыл. Это заставило противника отступить, оставив на поле боя трофеи. В плен попало большое количество белогвардейцев. Путь на Гатчину был открыт, и 3-го ноября Гатчина была взята. 7-го ноября был взят Гдов, а 14-го - Ямбург.

Таким образом, Северо-западная армия понесла серьезные потери, но не попала в окружение, а начала постепенный отход на территорию Эстонии.

10-го ноября сводный отряд курсантов вернулся в Петроград. За боевые отличия орденом Красного Знамени была награждена большая группа командиров и бойцов, в том числе: заместитель военного комиссара А. И. Иванов (посмертно), курсанты Ораниенбаумских пулеметных курсов Г. Алексеев, Е. Тимофеев и В. Эргле. 148 курсантов и командиров были награждены часами, а 21 курсант-пехотинец за боевые отличия были досрочно удостоены звания красного командира.

25 апреля 1920 года войска Юго-восточного фронта, имея на направлении главного удара почти трехкратное превосходство, совместно с петлюровскими частями внезапно перешли в наступление на Украине в полосе от Припяти до Днестра. Главный удар был нанесен на Киевском направлении по соединениям 12-й армии. 28 апреля противник вышел на рубеж 60-65 км к востоку от ж. д. Коростень - Бердичев. Были заняты города Белая церковь, Жмеринка, винница и Фастов, передовые части вышли на рубеж реки Тетерев. 6 мая наши войска оставили Киев, а к 15 мая фронт стабилизировался на рубеже: от устья р. Припять по правому берегу Днестра, восточнее и южнее Белой Церкви, Липовец, Гайсин и Ямполь.

Политбюро ЦК РКП(б) на своих заседаниях обсудила необходимые меры по отражению вторжения армии буржуазно-помещичьей Польши. Особое внимание было обращено на пополнение частей Красной Армии новыми соединениями и их материально-техническое обеспечение.

Для усиления 13-ой армии, действующей на Южном фронте против армии генерала Врангеля, формируется сводная курсантская бригада.

13 июля комбриг П. Н. Ежов (начальник 5-х пехотных курсов г. Петрограда) вступает в командование бригадой курсантов. Бригада состояла из штаба, двух стрелковых полков, кавалерийского эскадрона и полковых команд.

Управление бригады, 1-й стрелковый полк, пулеметная команда, кавалерийский эскадрон и рота связи были сформированы из курсантов Петроградских ВУЗов. Командиром полка был назначен В. А. Вержвицкий. Полк состоял из штаба полка, двух батальонов трехротного состава, полковой пулеметной команды, полковой команды разведчиков и административно-хозяйственных подразделений. Всего насчитывалось: комсостава - 46 человек, административно-хозяйственного состава - 4 человека, курсантов - 950 человек и красноармейцев - 104 человека. 2-й стрелковой полк был укомплектован курсантами московских ВУЗов, командиром полка стал В. Авсюкевич.

22 июля 1920 года к 18 часам бригада курсантов сосредоточилась в поселке Гуляй - Поле и была определена в армейский резерв в составе 46-й стрелковой дивизии. Выставив сторожевые охранения от полков, бригада продолжала формирование. Разведка обнаружила противника в районе г. Александровка и Орехова.

27 июля 1920 года 137-я бригада 46-й стрелковой дивизии и 1-й стрелковый полк бригады курсантов начали наступление на г. Орехов и к 12 часам заняли его. Однако противник предпринял контратаку, и наши части были вынуждены оставить Орехов.

28-го июля 46-я стрелковая дивизия получила приказ с рассветом перейти в наступление и занять г. Орехов подразделениями курсантской бригады, а 136-й и 137-й бригадой атаковать г. Преображенское и занять его.

Согласно разведданным было известно, что г. Орехов обороняют два полка Дроздовской дивизии по 1200 штыков в каждой, а в каждом полку сформирован офицерский батальон по 400 человек. Командир бригады курсантов П. Н. Ежов боевой порядок определил в один эшелон с резервом, где в первом эшелоне действовал 1-й стрелковый полк (два батальона, 16 пулеметов и приданный бронеотряд № 19) с задачей сосредоточиться в балке Каменская и решительным ударом овладеть г. Ореховым. В последующем выйти на рубеж выс. 74,1 - м. Крутово, примкнув правым флангом к железной дороге; в резерве - второй стрелковый полк (два батальона, 16 пулеметов) с задачей сосредоточиться в районе п. Ново-даниловка; артиллерия бригады в составе трех легких орудий и двух гаубиц занимает позиции восточнее м. Крутово у Вербовой балки и поддерживает огнем наступление пехоты. В 7 часов 10 минут 1-й стрелковый полк бригады курсантов начал атаку на позиции дроздовцев и, встретив упорное сопротивление, залег. Неоднократно курсанты поднимались в атаку еще и еще, однако, неся большие потери, прорваться к городу не могли. Тогда было принято решение, что 1-й батальон под командованием О. Орбета, усиленный двумя ротами 2-го стрелкового полка, ночной атакой выполнит задачу.

Ночная атака явилась полной неожиданностью для дроздовцев, и в 23 часа курсанты ворвались в г. Орехов. К 1 часу ночи29 июля 1-й стрелковый полк овладел г. Ореховым и рассеял противника.

Выполнив боевую задачу, 1-й стрелковый полк был выведен в резерв, а 2-й стрелковый полк к 10 часам занял оборону на рубеже дороги в м. Токмачки - м. Крутово. Бригадная артиллерия была передана 2-му стрелковому полку.

В ночь на 30 июля противник ударом в стык 409-го пол-ка и 137-й бригады в районе д. Новониколаевка вынудил их отойти на восток, в это же время в районе южнее м.Пологи были разбиты 126-я и 124-я бригады. Дроздовская дивизия мощным ударом утром 30 июля захватила около 1/3 города Орехов и вокзал. Над курсантской бригадой нависла угроза окружения, что вынудило курсантов отойти. Днем 30 июля в городе происходили жестокие расправы над пленными и ранеными.

1 августа к 12 часам бригада курсантов была переброшена в район Омельник - Орехова для взаимодействия с частями конармии. Со 2-го по 5-е августа части 2-й конармии и бригада курсантов опять вышли в район города Орехова.

6 августа 1920 года бригада курсантов вновь овладела г. Орехов. В последующем бригада курсантов переподчиняется командованию 2-й конармии и действует в ее составе до глубокой осени 1920 года.

Отмечая боевые заслуги курсантов на фронте против армии барона Врангеля, РВСР в приказе № 2000/377 от 2 октября 1920 года указывал: "В момент напряженной борьбы российского пролетариата с бандами Врангеля петроградские и московские военно-учебные заведения выделили бригаду курсантов, которая под руководством командира бригады П. Ежова и комиссара бригады Т. Нелюбина доблестно сражались в течении двух недель с дроздовцами.

РВСР, отмечая геройство, самоотверженное поведение этой бригады, предлагает РВС Юго-Западного фронта наградить наиболее отличившихся курсантов орденом Красного Знамени и произвести достойных в красные командиры, не ожидая окончания курса."

Приказом РВСР от 5 января 1921 года были награждены орденом Красного Знамени курсанты Н. М. Костяев, Н. Богданов и П. В. Деревягин, а курсанты И. Александров, Н. Егоров, В. Бардин, К. Худышев и Я. Бабичев были награждены ценными подарками.

В память о подвиге курсантов Петрограда и Москвы в г. Орехове установлен мраморный обелиск.

14 октября 1920 года на смену 1-му стрелковому полку курсантов прибыла Петроградская сводная стрелковая бригада курсантов под командованием комбрига Е. Мартынова и военкома бригады. С. Симонова. Бригада состояла из штаба, 1-го стрелкового полка (двухбатальонного состава с командами: пулеметной, разведчиков, связи, комендантской и санитарной роты ), 2-го и 3-го стрелковых полков (аналогичного состава), кавалерийского дивизиона (двухэскадронного состава), артиллерийского дивизиона (в составе: легкой батареи, 1-й и 2-й гаубичных батарей и тяжелой батарей), роты связи, санитарной роты, саперной роты, комендантской и хозяйственной команд.

20 октября 1920 года бригада прибыла на Южный фронт и разместилась в д. Юрьевка. По решению командования Южного фронта бригада вошла в состав Сводной курсантской дивизии фронтового отряда особого назначения и получила задачу на организацию и ведение боевых действий против отрядов Махно. Начались кровопролитные бои, поиск и уничтожение бандитских групп и отрядов Махно. 19 ноября 1920 года в одном из боев погиб комбриг Е. Мартынов. Курсанты осваивали тактику партизанской войны, вели широкую разъяснительную и агитационную работу среди населения.

Таким образом, до последнего дня гражданской войны курсанты Петроградских курсов принимали самое активное участие в боевых действиях против объединенных сил русской белой армии и иностранной военной интервенции.

Гражданская война заканчивалась и РВСР принял решение о возвращении курсантских частей к местам постоянной дислокации. Курсанты прибыли в Петроград, начались мирные учебные будни.

Однако контрреволюционеры намеревались организовать всероссийский центр восстания в Кронштадте. 28 февраля 1921 года восстание началось.

Для подавления кронштадтского выступления уже 5 марта была восстановлена 7-я армия, оборонявшая Петроград в годы гражданской войны. Командование армией правительство возложило на М. Н. Тухачевского. Части и соединения возглавили Е. С. Казанский, А. И.Седякин, П. Е. Дыбенко, И. Ф. Федько, Д. Н. Авров и др. Х съезд партии коммунистов, начавший свою работу 8марта 1921 года, послал на подавление выступления 300 делегатов, имевших боевой опыт.

В составе войск, двинутых на подавление выступления, находились и петроградские курсанты. Из них была почти целиком сформирована Северная группа войск, на которую возлагалось нанесение удара по Кронштадту со стороны Сестрорецка. Здесь вместе с курсантами многих военно-учебных заведений Петрограда были и воспитанники 8-й, 9-й и 1-й пехотных школ.

В ночь на 17 марта по талому льду Финского залива Северная группа войск одновременно с Южной, действовавшей из района Ораниенбаума и Мартышкино, начала наступление на Кронштадт. К 5 часам утра части Северной и Южной групп уже подошли к Кронштадту и завязали рукопашные схватки на улицах города. К утру 18 марта мятеж был ликвидирован.

Зимой 1921-1922 гг. обострилась обстановка на советско-финской границе. Пользуясь малочисленностью пограничных частей, белофинны неоднократно вторгались на территорию Карелии и проникали почти к мурманской железной дороге. В сентябре 1921 г. Перешел границу очередной финский отряд на ребольском направлении. При поддерже контрреволюционных элементов был совершен антисоветский переворот в Тунгудской волости и создан "карельский лесной партизанский отряд". Таким образом, к ноябрю была захвачена почти вся территория Южной Карелии.

РВСР поставил перед командованием фронта задачу - в кратчайший срок закрыть финскую границу, отрезать противнику пути отхода и уничтожить его. С этой целью было создано три в тактическом отношении самостоятельные ударные колонны, из которых первая должна была продвигаться к границе с севера, вторая - с юга, а третья, центральная - с востока. Особое место отводилось специальному лыжному отряду. Перед ним ставилась следующая задача: совершить лыжный рейд по тылам белофиннов по маршруту ст. Масельская - Реболы - Кимасозеро, в последующем идти на соединение с 88-м полком. Основная задача: уничтожение штаба группировки на Кимасозере, одновременно по пути следования уничтожить белофинские отряды, заставы и запасы.

Было принято решение: специальный лыжный отряд формировать из курсантов Интернациональной военной школы. 4 января 1922 года начальник школы получил распоряжение командования фронта о формировании отряда. утром 4 января курсанты школы были построены и им зачитали приказ о временном прекращении классных занятий в школе и об отправке школы на практические учения в полевой обстановке. Однако в приказе было оговорено, что более слабые физически и склонные к заболеваниям могут оставаться в школе и продолжать занятия. Таких нашлось немного.

После объявления приказа курсанты-добровольцы подверглись тщательному медицинскому осмотру. Были получены две карты Южной Карелии (двухверстки), составленные в 1920 году, а также организованно получение дополнительного спирта, табака и папирос.

Батальон был утвержден в следующем составе:

• управление:

- начальник школы (А. А. Инно),

- комиссар (Г. С. Ровио),

- начальник штаба (Ф. Ф. Машеров),

- комбат школы (по вопросам хозобеспечения),

- командир для поручений,

- переводчик и лекпом;

• роты:

а) пулеметная,

б) две стрелковых.

Отряд был вооружен новыми русскими винтовками Мосинаи автоматами Федорова, кроме того пулеметная рота получила 12 легких пулеметов, из них 6 системы Мадсена и 6 системы Шоша.

Обмундирование: шлемы, полушубки, ватные штаны, валенки, белые халаты, белье и прочее было получено новое. Общая численность отряда при выезде составила 215 человек.

5 января 1922 года в 18 часов отряд погрузили в специальный состав, поданный на Московский вокзал. На путях стоял вагон главкома С. С. Каменева, где командир отряда и получил боевую задачу.

Эшелон шел без остановок и утром 6 января прибыл в Петрозаводск. На вокзале командующий Карельским флотом А. И. Седякин вручил боевой приказ, согласно которому отряду предстояло продолжить путь до станции Масельская Мурманской железной дороги. Получив дополнительно спирт, состав отправился по назначению. Рано утром 7 января эшелон прибыл на станцию Масельская и отряд выгрузился. По замыслу командования со станции на подводах по "зимнику" отряд должен был выдвинуться в район д. Лисья Губа. Однако, прибыв на станцию, ни зимника, ни подвод там не оказалось. Командир отряда выслал в д. Лисья Губа взвод лыжников с задачей проложить след, собрать в деревне подводы и отправить их на станцию. Прошло время, но ни взвода, ни подвод не было. Тогда в 16 часов был отправлен начальник штаба с двумя лыжниками на поиск взвода. На окраине д. Лисья Губа они встретили подводы и взвод, который направлялся на станцию. К рассвету 8 января весь отряд с обозом сосредоточился в д. Лисья Губа и после небольшого отдыха выступил в полном составе через петель Наволок по льду Сег-озера в д. Паданы. В Паданы отряд прибыл к 16 часам.

Согласно полученному ранее приказу здесь отряд разделился на две части: первая во главе с командиром пулеметной роты Тайво Антикайненом, в составе 136 человек с автоматами и 6-ю пулеметами системы Мадсена, без обоза, и вторая группа во главе с начальником школы А. А. Инно численностью 79 человек с обозом.

Первая группа - особый лыжный отряд, предназначалась для совершения рейда по тылам противника по маршруту Паданы - Лазарево - Гонги Наволок - Печенга - Чолка - Реболы - Конецостров - Кимасозеро с выходом через фронт противника на Ругозеро, где отряд должен был соединится с 88-м стрелковым полком, действовавшим в составе центральной колонны Красной Армии (при невозможности пробиться через Кимас-озеро был предусмотрен запасной маршрут через Тикшозеро на Ругозеро).

В отряд каждого курсанта и командира отбирал лично Т. Антикайнен, особое внимание обращалось на физическое состояние и лыжную подготовку (отряд уже прошел 70 км от станции до д. Паданы). Весь личный состав отряда был хорошо одет для действий в зимних условиях: теплое белье, ватные брюки и суконные гимнастерки, полушубки, шлемы, валенки и длинные рукавицы. Вооружение каждого состояло из автомата Федорова (или винтовки)2, двухсот патронов и двух гранат. Вместе пятнадцатидневным запасом продовольствия все это составляло груз в 25 килограммов на каждого лыжника, а у пулеметчиков - около тридцати пяти килограммов.

Продукты питания - шпик, сахар, консервы, каждый брал без ограничения, а шоколад и спирт строго по норме.

Для обеспечения лыжного похода были составлены крупные схемы по планам лесничеств.

1-ой ротой командовал Иван Хейконнен, 2-ой - Эркки Карьялайнен. Большинство курсантов имели опыт боев гражданской войны и революции 1918 года в Финляндии. По национальному составу в основном были финны и карелы, по возрасту - от 22-х лет до 26-ти лет.

Второй отряд отправлялся в сторону Ругозера, для обеспечения безопасности с фланга и в готовности поддержать при необходимости основную группу.

9 января 1922 года в 18 часов лыжный отряд выступил из Падан в д. Лазарево, где остановились на пятичасовой отдых. 10 января продолжили движение в направлении д. Гонги Наволок. Весь маршрут около 90 км отряд преодолел за 31 час (включая 5 часов отдыха). 11 января после отдыха отряд выступил из д. Гонги Наволок и, не снижая темпа, продолжил движение.

Не доходя до деревни Пененга, было захвачено 4 финских диверсанта, которые показали, что в деревне находится сторожевая застава белофиннов в составе 15 человек во главе с поручиком Лассу, который утром 12 января должен идти в д. Реболы с ценным донесением.

Т. Антикайнен решил, не дожидаясь утра, совершить ночной бросок и атаковать заставу. До деревни было около 15 км, но предстояло проделать тяжелейший переход через Масельский кряж. Одного из пленных финнов взяли проводником. Всю ночь лыжники преодолевали горную гряду, лыжи приходилось в основном нести на себе, бушевала пурга. Утром отряд незаметно вышел к деревне. 2 -я рота, высланная вперед, ворвалась в Пененгу. Вся белофиннская застава была взята в плен, а поручик Лассу ранен в ногу.

В результате взятия деревни были добыты ценные бумаги и 19 пленных. Из состава отряда была выделена группа в пять человек для сопровождения пленных и документов до ближайшей сторожевой заставы, выставленной штабом руководства отрядом.

Следующим объектом отряда была деревня Реболы. Началась совершенно безлюдная местность, даже хижины рыбаков варя в полночь отряд подошел к Реболы, но в деревне не было ни штаба, ни белофиннов. В виду приближения с юга регулярных войск южной колонны Красной Армии, белофинны бежали из деревни. 15 января к д. Реболы прибыла лыжная команда 56-й дивизионной школы.

Весь путь от Масельской до Реболы в 265 км отряд прошел за семь с половиной суток. В час делали по 10-12 км, бывали даже отдельные суточные переходы в 70-80 км, как переход от д. Пененга до д. Уолка (80 км). Но уже начинала сказываться усталось.

17-го января 1922 года лыжный отряд выступил из Реболы на Кимасозеро через д. Конецостров, куда прибыл на следующий день. Из д. Конецостров была выслана разведка на северо-запад в сторону д. Ровкулы, но противника там не оказалось. Местные жители рассказали, что в Кимасозоре находиться какой-штаб. Вторая группа разведчиков вышла на дорогу Конецостров - Кимасозеро, где захватили в плен несколько белофинских эстафетчиков, которые показали, что к Конецострову движется отряд белых с целью создать там заслон против наших войск. Отряд совершил стремительный бросок и захватил белофинов в плен (22 человека). Для их конвоирования было выделено 

два курсанта (они не могли дальше продолжать поход, т.к. обморозили ноги), а у пленных срезали на брюках все пуговицы и тесемки и дали по одной лыжной палке.

20 января отряд Тойво Антикайнена вышел к Кимасозеру и сосредоточился на юго-западе от деревни. Замысел командира отряда заключался в полном окружении деревни и уничтожении гарнизона. Для атаки было определено два объекта - церковь и штаб, расположенные в разных концах деревни. Деревня была вытянута вдоль озера и состояла из небольших рыбачьих изб. Отряд начал окружение деревни, но в это время в деревне раздался колокольный звон, удары которого курсанты ошибочно приняли за тревогу.

Решив, что белофинны заметили атакующих, Т. Антикайнен подал команду и курсанты бросились в атаку, не успев еще полностью развернуться.

Атака была проведена с фланга и в лоб, стремительно и, самое главное, внезапно для противника. Даже когда лыжники спускались с возвышенностей к озеру для атаки, некоторые белофинны кричали, принимая курсантов за своих: "Откуда вы?". Началась паника. Белофинны метались по деревни. Бой длился практически 20 минут, деревня была взята.

В этом бою, как и в предыдущем, отряд лыжников не потерял ни одного убитым и раненым. Белофинны понесли серьезные потери: 9 человек убитыми, 46 пленными, а также были захвачены большие запасы продовольствия, одежды, госпиталь, полковой обоз и около 500 тыс. патронов. Были освобождены 30 арестованных, которых белофинны приговорили к расстрелу. Однако большинству белофиннов удалось бежать. В том числе руководителю белофинских отрядов Ильмаринену (Токкинен). Главного штаба в Кимасозере не оказалось, а был разгромлен штаб карельского лесного партизанского полка.

Пополнив запасы продовольствия и боеприпасов, отряд вернулся в д. Конецостров для отдыха.

Таким образом, первая часть задачи, поставленной перед курсантами, была выполнена. После разгрома белофиннов в Кимасозере южная группа противника почти полностью утратила боеспособность, потеряла свои базы, понесла урон в живой силе и была деморализована.

После небольшого отдыха и строительства пятидесятикилометровой проезжей дороги Кимасозеро - Конецостров, отряд получил новую задачу.

27 января лыжники выступили в направлении деревни Барышнаволок, расположенной на Палхострове в 25 км к востоку от Кимасозера.

Это деревня была хорошо укреплена сооружениями из бревен, облепленных снегом. Обороняли эту ледяную крепость 300белофиннов. Курсанты - лыжники назвали ее "вторым Кронштадтом".

Отряд Антикайнена, вопреки большому численному перевесу противника, решил атаковать деревню. Оборона белофиннов была упорной, они защищали каждый дом, каждый сарай, но, не выдержав стремительного натиска, вынуждены были отступить.

1 и 2 февраля лыжный отряд интернациональной школы занял деревни Кондока и Лувозеро. В Кондоке был расположен белофинский отряд в 400 человек, сдавший, однако, деревню без единого выстрела.

Всю первую половину февраля наши части очищали от белофиннов район деревень Вокнаволок и Войница. Главную роль в этих операциях играл отряд Антикайнена. После занятия Вокнаволок его отряд был временно разделен на две группы: одной была поставлена задача выбить белофиннов из Войницы, второй - двигаться на Ухту. Один из участников первой группы так рассказывает о ее действиях:

"Первая группа вышла в путь 5 февраля, вечером. Погода была превосходная, дорога легкая и настроение у ребят отличное. У деревни Понгалакши головная часть нашего отряда неожиданно столкнулась с дозором противника. Неприятель открыл огонь и сразу же поднял громкий крик, побежав в деревню, чтобы призвать на помощь свои главные силы, заночевавшие в Понгалакше. По имеющимся у нас сведениям около Войницы не должно было быть более или менее крупных скоплений врага, и поэтому мы смело следовали за врагом до самой деревни. Но в деревне ночевало около двухсот человек отступающих белый, между тем как наши силы состояли из 51 человека. Среди белых в деревне началась невероятная паника. После получасового сильного боя мы оказались победителями. Во время боя среди белых был слышен сильный гомон, в котором трудно было что-либо разобрать: слышались крики, ругань, плач…

Финские офицеры ругались и кричали, стараясь восстановить в частях порядок, но их отряд в панике разбежался по полям, в лес, кто куда успел. Белые оставили на поле сражения троих убитых, раненых они взяли с собой. Мы забрали в плен 8 человек. После занятия деревни мы сразу же организовали группу для преследования врага. Она настигла его в трех километрах к югу от деревни Айенлакши. Ударив в расплох на осевших здесь белых, мы выбили их с позиций, после чего белые отступили в деревню Айенлакшу. Укрепив головку нашего отряда, мы вместе с нашей ротойдвинулись в поход. Разведка продвинулась быстро, пробравшись с юга через залив в деревню. Белые выпустили разведку в деревню и захватили троих в плен, убив одного на озере при попытке бежать. Против наших, следовавших за разведкой, белые открыли сильный огонь, что дало белым возможность уйти. К тому же начальник нашей разведки был ранен. Двоих из взятых в плен наших разведчиков тт. Суханена и Рихи Яко белые зверски мучили и выкололи им, еще живым, глаза. Только после этого их расстреляли. Товарища Якселайнена они видели до Войниц, где впоследствии тоже расстреляли".

8 марта 1922 года приказом по войскам карельского района была отмечена деятельность отряда Антикайнена. 34 участника знаменитого похода были награждены орденом Красного Знамени, среди них командир отряда Тайво Иванович Антикайнен, начальник школы Александр Александрович Инно, командиры рот Иван Хейнконен и Эркли Карьялайнен, командиры взводов Эйнар Илмонен и Франц Гренлунд и другие герои беспримерного похода, а 65 - именными часами.

В годы военной реформы (1924-1928 г.г.) военно-учебные заведения подверглись реорганизации. Все военные школы перешли на единые штаты. Начальниками школ, командирами подразделений и преподавателями назначались командиры с богатыми опытом боевых действий.

После ухода Е. С. Казанского 3 февраля 1926 года начальником Ленинградской пехотной школы имени Э. М. Склянского, назначается В. П. Кунцевич.

Тысяча девятьсот двадцать шестой год стал годом завершения процесса объединения ленинградских пехотных военно-учебных заведений. В сентябре 1926 года в Ленинградскую пехотную школу в полном составе вливается Интернациональная военная школа. Это было необыкновенным слиянием, когда одна организация поглощает другую. Произошло создание объединенного военно-учебного заведения.

Интернациональная военная школа принесла свой богатый боевой опыт и высокую награду Родины - орден Красного Знамени. Теперь Краснознаменной становилась вся объединенная пехотная школа. Что касается 1-й Ленинградский пехотной школы, то она дала не только имя учебному заведению и основную базу его функционирования, но и бесценные традиции, аккумулировавшие курсантские подвиги большинства пехотных курсов Ленинграда и округа, немалый опыт подготовки командирских кадров.

С 15 декабря 1926 года Ленинградскую Краснознаменную пехотную школу стал возглавлять бывший начальник Интернациональной школы А. А. Инно, за плечами которого восьмилетний опыт управления учебными заведениями. Ровно два года он командовал военной школой. 31 декабря 1928 г. руководство школой возлагается на участника Октябрьской революции и гражданской войны В. Ю. Рохи.

Новому руководству школы, в условиях ликвидации военно-технической отсталости армии, важно было найти новые пути повышения уровня обучения и воспитания. Пехота получила в годы первых пятилеток ручной пулемет Дягтярева, самозарядную винтовку его же конструкции, несколько образцов пистолета-пулемета и автоматического пистолета. В боевой порядок пришла 45-миллиметровая противотанковая пушка, орудие сопровождения пехоты.

В этот период военное руководство СССР уделяло особое внимание подготовке офицерских кадров. Так в 1927 году стрельбище школы посетил Народный Комиссар обороны К. Е. Ворошилов, который дал высокую оценку огневой выучке курсантов.

Новое стрелковое оружие, совершенствование тактики боя пехоты, равно как и все более усложнявшаяся международная обстановка, предъявили повышенные требования к качествам командира.

Ленинградская Краснознаменная пехотная школа стала играть важную роль в решении поставленных задач. В подготовке общевойсковых командиров все явственнее обозначались новые методы обучения и воспитания. На тактических занятиях и учениях курсанты действовали вместе с танками, артиллерией, авиацией, инженерными частями и с кавалерией. Особенно утвердились новые методы с приходом 15 ноября 1930 года на должность начальника училища талантливого командира, героя гражданской войны, трижды награжденного орденом Красного Знамени, И. И. Кальвана.

В школе сложилась научно обоснованная и практически проверенная система планирования учебного процесса и проведения занятий с курсантами как по ведущей дисциплине - тактике мелких подразделений пехоты, так и по огневой и строевой подготовке, по социально-экономическим и общеобразовательным дисциплинам, физической подготовке.

В тактической подготовке курсантов особое внимание уделялось маршу и встречному бою, наступлению как летом, так и зимних условиях, изучались действия подразделений ночью. При этом до автоматизма обрабатывались действия бойца и отделения в бою.

Для занятий по тактике были оборудованы специальные классы с макетами местности и ящики с песком для создания тактической обстановки в масштабе отделения - взвода, а иногда и роты.

Большая часть занятий проводилась на местности в лагерях школы около ст. Дудергоф.1 Все больше стали практиковаться выезды в зимнее время, когда курсантские подразделения в течение недели отрабатывали отдельные темы на местности, проводили боевые стрельбы.

Огневая подготовка включала целую систему упражнений и задач, направленных на привитие высоких индивидуальных навыков курсантов и формирование таких качеств, которые необходимы командиру для организации обучения подразделений, изучения современного стрелкового и артиллерийского вооружения.

Изучая оружие и боевую технику, курсанты до автоматизма тренировались по их владению. Кроме плановых занятий в ротах в вечернее время организовались соревнования по различным нормативам огневой подготовки, особой популярностью у курсантов пользовалась разборка и сборка пулемета "Максим". "Атоматизм во владении оружием, - вспоминает бывший курсант, генерал-лейтенант в отставке И. М. Ковалев, - не раз в единоборстве с вышколенными немецкими вояками в годы войны спасал мне жизнь". Привитие любви к оружию было одной из характерных особенностей в подготовке курсантов того времени.

Физической подготовке курсантов уделялось особое внимание. В середине 30-х годов стало правилом: курсант до выпуска должен сдать нормы на значок ГТО I степени и иметь разряд по одному виду спорта.

Практиковалось проведение тактических занятий с элементами физической подготовки. В летний период в лагерях создавались штурмовые взводы в составе примерно 25 человек, с которыми продолжительное время проводилась, в основном, маршевая подготовка и решение отдельных тактических элементов. При этом один раз в неделю взводы совершали марш-броски на 25 км с полной выкладкой в 32 кг. В программу марша включались на завершающем этапе: бег на 5 км, форсирование водной преграды на ТЗИ (трудно затопляемом имуществе), преодоление 400 м штурмовой полосы с различными препятствиями и участка заражения (УЗ) в средствах ПХЗ, проведение стрельб боевым патроном и штыковые атаки. Это была программа исключительной насыщенности. На марш-бросок отводилось примерно 3,5 часа. Нужно было выйти на финиш без единого отстающего с лучшими результатами по маршу, бегу, преодоление штурмовой полосы и стрельбе. Особым уважением курсантов пользовался командир штурмового взвода (позже - заместитель командира батальона по огневой подготовке, а на Лужском рубеже в 1941 году и в Березниках - командир батальона) старший лейтенант Турубанов, который всегда умел не только воодушевить людей на достижение лучших результатов, но, когда было трудно, нес на себе по две выкладки, показывая пример курсантам, и его взвод добивался победы.

Всеобщим увеличением у курсантов были лыжи. Во время зимних каникул 1930 года лучшие лыжники отправились в пробег Ленинград - Петрозаводск. 424 километра 19 курсантов прошли за 7 дней. Во второй половине марта 1931 года Ленинградская Краснознаменная пехотная школа в полном составе совершила лыжный переход Ленинград - Новгород. 210 километров были пройдены за 5 суток. И это с тактическими учениями, которые проводились совместно с войсковыми частями, дислоцированными на маршруте лыжного рейда. В лыжных соревнованиях ленинградской области и военного округа команды Ленинградской Краснознаменной пехотной школы, как правило, завоевали первые места. Семь лет подряд школа держала первенство в округе в сложном виде соревнований: переход со стрельбой на лыжах в составе взвода. В 1934 году команда лыжников школы защищала честь Ленинградского военного округа на всеармейской спартакиаде и одержала там убедительную победу. Понятно, что за курсантами-пехотинцами прочно закрепилась репутация лыжников округа. В начале 30-х годов большое внимание стало уделяться роли и влиянию партийных организаций на ходу учебно-воспитательной работы. Зимой 1931 года школу посетили председатель ЦИК СССР М. И. Калинин и член Политбюро ЦК ВКП(б) С. М. Киров.

В полевой или тактической подготовке были свои трудности. Боевые уставы пехоты, артиллерии и другие, принятые в период военной реформы 1924-1925 годов, обобщавшие опыт первой мировой и гражданской войн, уже в некоторой части устарели; стабильных учебников или учебных пособий по тактике не было. Поэтому разрабатывались временные инструкции или методические указания с учетом полученного опыта учений и занятий.

В связи с тем, что в школу приходили офицеры из войск, штабов и других учебных заведений, они имели иногда различные взгляды на решение отдельных вопросов подготовки курсантов.

Поэтому вырабатывались единые взгляды и методы решения отдельных задач в ходе учебного процесса. Методические занятия проводились командиром батальона или начальником штаба. На занятиях, как правило, присутствовали начальник школы или начальник учебного отдела. Занятия заканчивались подведением итогов по рассматриваемым вопросам и указаниями кому, к какому сроку и что выполнять.

В школе в период с 1931 по 1937 год были отличными методистами начальники школы - И. И. Кальван, П. Г. Понеделин, А. А. Тюрин, начальник штаба П. А. Корочкин, начальник учебного отдела А. Г. Красноухов, командир батальона А. И. Бауэр (в школе был всего один батальон), начальник штаба батальона В. А. Светличный. Это были люди чести, слова и высокого достоинства.

Инспекторские проверки Ленинградской Краснознаменной пехотной школы в 1933-1934 годах показали, что требования Центрального комитета партии к командным кадрам по овладению новой боевой техникой и сложными формами современного боя успешно выполняются. По всем разделам тактической, технической, огневой, химической, строевой и физической подготовке школа получила отличные оценки. За упорную, напряженную работу и высокие показатели в подготовке курсантов школа была награждена в 1934 году переходящим знаменем Революционного Военного Совета Ленинградского округа.

Непростым и нелегким был путь к успехам, которыми по праву гордились в Ленинградской Краснознаменной пехотной школе имени Э. М. Склянского. Все еще низким остался общеобразовательный уровень поступающих в школу. У большинства из них было образование в объеме семилетней школы. Требовалось много усилий, чтобы поднять курсантов по общеобразовательным дисциплинам, и, в частности, по изучению русского языка и литературы, математике, физике, химии. Уже тогда ставилась задача дать курсантам училищ общее среднеее образование.

Определенную сложность вызвал и тот факт, что в Ленинградской Краснознаменной пехотной школе им. Э. М, Склянского, как и во всей Красной Армии в 40-х годах, очень часто сменялся командный и политический состав. Через год-два, а то и чаще, проходила замена начальников и комиссаров школы. Так, 3 апреля 1934 года начальником школы назначается П. Г. Понеделин и уже с декабря 1935 года начальником становится комбриг А.А. Тюрин.

Правда, он командовал до апреля 1938 года. Спокойный, уравновешенный, тактичный, он был немногословный, но в самом коротком разговоре умел так убедить каждого, что запоминалось навсегда.

В середине 30-х годов международная обстановка обострилась. Партия и правительство приняли новые меры по укреплению обороноспособности Советского государства. Сеть средних военно-учебных заведений была значительно расширена. Приказом Народного комиссара обороны с 1936 года устанавливался новый порядок сдачи курсантами выпускных и переводных зачетных испытаний. Для выпускников вводились государственные экзамены. Это повышало ответственность курсантов, командиров и преподавателей за подготовку выпускников.

Важным событием в жизни военно-учебных заведений явилось преобразование в 1937 году военных школ в военные училища. 28 января 1937 года приказом Наркома обороны СССР № 36 Ленинградская Краснознаменная пехотная школа становится училищем. Менялась структура учебного заведения.

Новая структура:

• Начальник училища,

• Военный комиссар,

• Заместитель начальника училища по учебной части,

• Политическая часть,

• Строевая часть,

• Учебная часть,

• Хозяйственная часть и санитарная часть с лазаретом,

• Три батальона курсантов (трехротного состава).

Училище становится строго специализированным учебным заведением, в котором общеобразовательный цикл полностью освобождал место для широкой военной и политической подготовки курсантов. Отныне училище комплектовалось молодежью с полным средним образованием.

Учебные планы подготовки общевойсковых командиров включали изучение новой материальной части. Кроме групповых и лабораторных занятий широко практиковалось посещение специальных частей. Особое внимание уделялось вопросам использования боевой техники, изучению ее тактико-технических данных, организации взаимодействия всех родов войск на поле боя.

В 1938 году Ленинградское Краснознаменное пехотное училище вступило в 20-й год своего существования. Позади лежал нелегкий, но славный путь. Его питомцы к тому времени несли службу практически во всех гарнизонах - от западных рубежей до Дальнего Востока. В канун 20-летнего юбилея училища 28 января 1938 года приказом Наркома обороны присвоено имя Сергея Мироновича Кирова.2

7 апреля 1938 года начальником училища был назначен преподаватель тактики Г.В. Мухин.

Учитывая возрастающую угрозу военного нападения империалистических государств, выявленные недостатки в военных действиях на Дальнем Востоке и Советско-Финляндской войне, Советское правительство принимало меры по укреплению обороноспособности страны и совершенствованию Вооруженных Сил. Увеличение численного состава армии накануне войны объективно требовало дополнительные офицерские кадры. С 1939 года была увеличена сеть военно-учебных заведений. Если в 1937 году в Вооруженных Силах имелось 75 военных училищ и школ, то на 1 мая 1941 года их насчитывалось уже 255, включая 100 авиационных и 16 морских.

Изменения в организационной структуре происходили в это время и в нашем училище. Оно активно пополняется красноармейцами, участниками боевых действий. Им было предоставлено право через год получить воинское звание младшего лейтенанта или лейтенанта.

Наше училище в это время резко расширяется. За трехлетие, предшествовавшее Великой Отечественной войне, численность курсантов возросла более, чем в три раза. Одновременно были сокращены сроки обучения до 2 лет, что стало возможным благодаря приему в училище подготовленных молодых людей преимущественно с законченным средним образованием. Об интенсивности работы училища в то время можно судить по тому, что только в течении одного 1940 года было произведено 3 выпуска, которые дали Красной Армии 1288 молодых командиров. А в целом за годы мирного строительства с 1927 по июнь 1941 годов в училище произведено 29 выпусков общей численностью 4148 человек. Из выпускников этого периода многие стали генералами, видными военачальниками. Среди них генерал-полковники М.И. Повалий и Герой Советского Союза Н.Г. Цыганов, генерал-лейтенант М.М. Ковалев и А.И. Шестаков, генерал-майоры К.К. Белоконов, Г.М. Васильков, А.П. Ермилов, А.Ф. Некрасов, А.Г. Лопатенко, Н.Р. Пилипенко, В.В. Рассохин, Герой Советского Союза Г.А. Сафонов, К.В. Севастьянов, А.В. Сычев, Л.Я. Яковлев и другие.

Приказ народного комиссара обороны № 120 от 16 мая 1940 года обязывал начальников военных училищ и преподавателей проводить подготовку курсантов в условиях, максимально приближенных к боевым. В нем подчеркивалось, что военные училища должны обучать и воспитывать курсантов на основе строжайшего выполнения уставов и наставлений, опыта боевых действий, готовить офицеров с развитой командирской волей, решительных, смелых и преданных своей Родине.

В течение всего последнего предвоенного года основное внимание в училище уделялось полевой выучке курсантов, выработке у них твердых навыков управления подразделениями и боевого применения различных видов оружия и техники. Курсанты стали чаще участвовать в тактических учениях частей и соединений ленинградского военного округа. Условия тактических занятий и учений максимально приближались к боевым. Не делалось никаких скидок ни на время года, ни на погоду, ни на условия местности. Для развития командирских навыков был расширен объем инструкторско-методической подготовки курсантов. В училище внимательно изучался новейший боевой опыт Красной Армии. В этом важном деле неоценимую помощь командирам и преподавателям оказывали выпускники училища - молодые командиры, принимавшие участие в боях в районе реки Халхин-Гол и Советско-Финляндской войне в 1939-1940 годах.

В довоенные годы в школе, а затем в училище в разное время служили и работали опытные офицеры, среди них: начальник учебного отдела, кавалер ордена Красного Знамени А.Г. Красноухов, командиры подразделений А.И. Бауэр, В.В. Рассохин, К.К. Белоконов, М.И. Повалий, П.В. Ежов, А.М. Мокшин, Русаков, А.И. Безруков, Г.М. Попов, А.Ф. Некрасов, В.Е. Сергеев, М.А. Дашкевич; комиссары Г.Г. Белоусов, Н.Е. Хмель, П.М. Баранов, преподаватели В.В. Курасов (в годы Великой Отечественной войны командовал армией, генерал армии, Герой Советского Союза), Б.В. Бычевский (в годы войны начальник инженерных войск Ленинградского фронта, генерал-лейтенант), С.Т. Туз, А.И. Акимов, И.И. Сухинин, Н.А. Турубанов и многие другие. С большой теплотой, с доброй памятью вспоминают их товарищи по работе и службе.

Батальонный комиссар Александр Емельянович Хмель был начальником политического отдела училища в 1940-1941 годах. Это был человек высокой партийности, настоящий большевик, требовательный, принципиальный, интеллигентный, добрый и по-человечески высоко нравственный. Так оценивает его бывший курсант, ныне подполковник в отставке В.Я. Ивойлов.

В 1941 году училище вступило с хорошими и отличными показателями в боевой и политической подготовке.

20-22 января 1941 года начальник Управления военно-учебных заведений Красной Армии проводил инспекторское обследование училища. В своих выводах он указал, что "училище производит хорошее впечатление. Курсанты подтянуты. Боевая подготовка проводится в соответствии с требованиями Народного комиссара обороны. Жизнь училища протекает по распорядку дня, который соответствует Уставу внутренней службы". Это была последняя мирная инспекция училища. Следующую "инспекцию" принимала война.

Знания, навыки и умения, полученные в училище, выпускники несли в войска, активно их использовали в организации боевой и политической подготовки, а если случалось, то и при выполнении боевых задач по защите рубежей социалистического Отечества и за его пределами.

Так, в 1936 году, по велению интернационального долга, в охваченную огнем войны Испанию, на помощь испанским патриотам отправились и советские добровольцы.

В числе добровольцев-интернационалистов в боевых действиях в Испании принимали участие и выпускники Ленинградского Краснознаменного училища им. С.М. Кирова. Советником начальника артиллерии Центрального фронта в Мадриде служил Эмиль Вильгельмович Тойкка - участник гражданской, а потом Великой Отечественной войн, генерал-лейтенант. В боевых действиях в Испании принимал участие выпускник школы 1927 года Сафонов Георгий Александрович, впоследствии Герой Советского Союза, генерал-майор. Добровольцем отправился в Испанию выпускник 1935 года Гребенников Андрей Евдокимович. Недолго он там воевал. После тяжелого ранения был вывезен на лечение в Москву. Затем в должности командира стрелкового батальона он воевал с немецкими захватчиками. В августе 1941 года старший лейтенант А.Е. Гребенников пал смертью героя.

Свое боевое мастерство выпускники училища совершенствовали на Дальнем Востоке у озера Хасан и реки Халхин-Гол. В августе 1938 года 40-я стрелковая дивизия принимала участие в боевых действиях против японцев, пытавшихся проникнуть на территорию СССР у озера Хасан. В рядах ее сражались несколько выпускников, только прибывших из нашего училища. Среди них: Иван Муха, Михаил Малодворский, Александр Боровков, Василий Бабкин, Василий Карзин (погиб в бою). Все они отличились в бою и были награждены правительственными наградами. Особого внимания заслуживает действие командира пулеметной роты лейтенанта И.А. Муха. При штурме сопки Заозерная он проявил разумную инициативу. В условиях хорошо организованной системы огня противником ему удалось прорваться в расположение японцев, усадив на двух танках Т-26 двадцать четыре десантника. Этот хорошо организованный и проведенный маневр в значительной степени помог штурмующим войнам овладеть сопкой. Сам лейтенант И.А. Муха в этом бою был ранен.

В составе других частей и соединений также воевали наши выпускники-кировцы. Среди них: командир снайперской роты Ф.Ф. Государенко, командир стрелкового взвода В.Ю Гайворонюк, офицер связи полка Н.И. Карасев, командир взвода Н.Ф. Ожогов и другие.

Двенадцать отважных командиров-кировцев были награждены орденами Советского Союза, среди них И. Муха, Я. Ширяев, Н. Малодворский, Никифоров, Кононяев, Н. Ожигов.

Стойкость и мужество проявили кировцы в боевых действиях в районе реки Халхин-Гол. Японцы стремились не только взять реванш за поражение у озера Хасан, но и создать удобный плацдарм для нападения на СССР. В этих боях офицеры и курсанты Ленинградского Краснознаменного училища им. С.М. Кирова показали себя истинными интернационалистами, оказывая помощь братскому монгольскому народу.

При выполнении боевой задачи подразделение лейтенанта Чижова в трудных условиях вышло скрытно во фланг противника и ценой минимальных потерь выполнило ее. Маневр потребовал строгой дисциплины, выдержки и выносливости при форсировании реки по горло в воде. Об этом подвиге рассказала окружная газета "На страже Родины".

Мужество и отвагу в боях показали младший лейтенант Афанасьев, лейтенанты Архипов, Баландин и другие. Многие офицеры-кировцы за умелое командование подразделениями в бою и проявленный героизм были награждены правительственными наградами. Оденом Ленина был награжден лейтенант К. Игнатьев. Лейтенанты В. Маслов, К. Баско, Н. Ефимов, И. Моисеенко, Е. Рощупкин, Мартьянов удостоены ордена Красного Знамени.

В боевых действиях на реке Халкин-Гол в воздушно-десантной бригаде участвовали курсанты-кировцы в должности младших командиров. За проявленный героизм курсанты П. Санделецкий и Т. Удовченко были награждены орденом Красного Знамени, а курсанты А. Митяй, Г. Депутатов, В. Фатьянов, И Шугуров, Г. Галутва - медалью "За отвагу".

Крупицы боевого опыта выпускников активно использовались на учебных занятиях по военной подготовке курсантов училища, а также в организации и проведении воспитательной работы. Письма, фотографии, описание подвигов доводились до курсантов, были оформлены в наглядной агитации.

Суровому испытанию подверглись выпускники-кировцы в период советско-финляндской войны. Три с половиной месяца Ленинградское Краснознаменное пехотное училище имени С.М. Кирова было прифронтовым военно-учебным заведением. По первому требованию военного командования отсюда поступали пополнения командиров для фронта. В декабре 1939 года училище досрочно выпустило своих лучших воспитанников. Только в части и соединении 7-й армии, действовавшей на Карельском перешейке, было направлено свыше 200 выпускников.

В суровых боях зимы 1939-1940 года среди питомцев Ленинградского Краснознаменного пехотного училища им. С.М. Кирова появились первые Герои Советского Союза.

Перед батальоном капитана Н.С Угрюмова стояла задача: перерезать полотно железной дороги Белоостров-Териоки и Курносовское шоссе и к исходу дня овладеть Териоками (ныне Зеленогорск). Бой был жестокий. Враг пытался любой ценой остановить продвижение советских войск. Но бойцы батальона капитана Угрюмова опрокинули врага и 3 декабря овладели городом Териоки. Одна из слагаемых успеха - умелое руководство в бою командира батальона. Отважному капитану Николаю Степановичу Угрюмову 21 марта 1940 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Известно, что только взаимная боевая дружба и выручка помогает в тяжелых условиях боя. 27 января 1940 года эскадрилья майора Просвирина получила задачу разрушить станцию, уничтожить стоящие и проходящие эшелоны противника. При подлете к цели на эскадрилью обрушились истребители противника., завязался бой. Самолет, штурманом которого был И.С. Худяков, получил повреждение. Но летчик Н. Стольников все же вывел самолет на цель. Однако от огня истребителей противника вышел из строя последний мотор. Самолет удалось посадить на озеро. Ранение получили И.С. Худяков и стрелок Г. Гуслов. Летчик сделал им перевязку, собрал все боеприпасы. Они заняли оборону. Им удалось отбить две попытки финнов, которые хотели взять их в плен и захватить самолет. Почти в семерках у бомбардировщика приземлились три учебных самолета. Тяжелая машина была уничтожена, а экипаж спасен. Лейтенант И.С. Худяков от потери крови потерял сознание в полете. Пришел в себя только в госпитале. Здесь он и узнал о присвоении всему экипажу самолета 7 апреля 1940 года звания Героя Советского Союза.

В начале советско-финской войны Н.Ф. Щемелев был досрочно выпущен из училища и направлен на Карельский фронт. К моменту штурма линии Маннергейма стрелковая рота лейтенанта Н.Ф. Щемелева уже участвовала в боях и командир имел опыт управления ею. Один из батальонов полка был остановлен противником на скатах господствующей высоты. На помощь была направлена рота лейтенанта Н.Ф. Щемелева. Войнам роты удалось по-пластунски приблизиться к южному рубежу и атаковать финнов. Бой был напряженный, но рубежом рота не овладела. В ночное время на подкрепление прибыла еще одна рота. Двое суток шел непрерывный бой за овладение важной высотой. Высота взята. Мужество, отвагу проявили здесь бойцы и командиры. Дважды раненный лейтенант Н.Ф. Щемелев продолжал управлять ротой в бою, находясь в первых ее рядах. 21 марта 1940 года командир роты был удостоен звания Героя Советского Союза.

Младший лейтенант Михаил Зубарев окончил училище, когда шла война с белофиннами. В обстановке напряженных боев молодой двадцатилетний командир умело руководил взводом. 9 февраля 1940 года батальон, в котором сражался младший лейтенант М.И. Зубарев, вел напряженный бой с противником. Продвижению батальона вперед мешал вражеский дот. Пехота залегла. Видя тяжелое положение, М.И. Зубарев вызвался окружить и блокировать дот. С группой бойцов он скрытно пополз в обход огневой точки. Преодолев проволочное заграждение, смельчаки внезапно с фланга ворвались в тыл противника: дот был блокирован. В атаку поднялся весь батальон. Белофинны оставили дот и бежали в глубь леса. В последнюю минуту боя младший лейтенант М.И. Зубарев упал, сраженный вражеской пулей. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года младшему лейтенанту Михаилу Ивановичу Зубареву присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Командир батальона старший лейтенант В.П. Маричев участвовал в боях с 30 ноября 1939 года. Особенно отличился его батальон 7 марта 1940 года. Противник дважды переходил в контратаку, пытаясь окружить штаб батальона. Бойцы В.П. Маричева успешно отбили все атаки. Командир батальона был в первых рядах бойцов. Противник потерял убитыми около 200 человек. В этом бою Маричев был ранен, но, несмотря на тяжесть ранения, продолжал руководить своим подразделением. Он ушел с поля боя только тогда, когда принял командование батальоном новый комбат. 21 марта 1940 года отважному командиру батальона Василию Павловичу Маричеву было присвоено звание Героя Советского Союза. А в апреле 1940 года курсанты и командиры училища тепло встретили своего бывшего питомца - капитана В.П. Маричева. При встрече он рассказал о боевых подвигах выпускников-кировцев, участвовавших в войне.

Выпускник 1939 года лейтенант Иван Александрович Хватов успешно командовал взводом в боевых действиях. Особенно отличился он в бою 11 февраля 1940 года на Выборгском направлении при прорыве укрепленного рубежа противника. Подразделения вынуждены были приостановить наступление. В критический момент боя лейтенант Хватов поднял взвод в атаку и захватил укрепленную противником высоту, тем самым, обеспечив продвижение подразделений полка. За мужество и героизм он был удостоен 21 марта 1940 года звания Героя Советского Союза. Лейтенант И.А. Хватов погиб 25 августа 1941 года в боевых действиях на подступах к Ленинграду.

Героическим командиром батальона называли капитана А.М. Сороку в годы советско-финляндской войны. После получения приказа о наступлении на митинге его батальона заключил договор о соревновании с батальоном Кравченко с конкретной задачей: кто первым водрузит красный флаг на доте врага. После артиллерийской подготовки бойцы батальона капитана А.М. Сороки бросились на дот. После его уничтожения батальон преследовал отходящего противника. В этом бою командир батальона раненый продолжал руководить батальоном, пока вражеская пуля не скосила героя. Это произошло 12 февраля 1940 года. 21 марта 1940 года Указом Президиума Верховного Совета СССР капитану Артему Максимовичу Сороке было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

11 февраля 1940 года после артиллерийской подготовки войска перешли в наступление. В боевом порядке 272-го стрелкового полка наступал командир отделения Михаил Новиков. После выхода из строя командира взвода он возглавил взвод.

Впереди - проволочное заграждения, разорванные во многих местах огнем нашей артиллерии. За ними - ободранный бетонобойными снарядами огромный дот. А огонь неприятеля все усиливается. Что делать? Связи с командиром роты нет. Осталось одно: броском выйти из-под обстрела, штурмовать дот. Зарываясь в снег, М. Новиков переползал от отделения к отделению и разъяснял бойцам задачу: "Главное - не робеть! Это издали бьют. А вблизи от дома мы будем находиться в мертвом пространстве". Он приказал зарядить оружие, приготовить гранаты и не медлить, когда будет дана команда к атаке. Улучив момент, когда огонь противника несколько ослабел, исполняющий обязанности командира взвода Михаил Новиков выскочил из-за укрытия и с возгласом: "За мной, в атаку, вперед!" - ринулся к доту. Взвод поднялся в атаку. А затем в атаку шла уже вся рота. Преодолев противотанковый ров М. Новиков, приблизившись к амбразуре, швырнул в нее гранату, затем другую. Еще две гранаты - в дверь, оставленную открытой захваченными врасплох финскими солдатами. На поверженном доте затрепетал красный флаг.

21 марта 1940 года Михаил Васильевич Новиков за подвиг был удостоен звания Героя Советского Союза.

Степан Иванович Черняк в гражданскую войну командовал взводом, участвовал в боевых действиях в Испании в 1937-1938 годах. В советско-финляндской войне он командует стрелковой дивизией, которая отличилась во время прорыва одного из районов обороны линии Маннергейма. За умелое командование дивизией, личный героизм и отвагу С.И. Черняку 7 апреля 1940 года было присвоено звание Героя Советского Союза (в годы Великой Отечественной войны генерал-лейтенант С.И. Черняк был командиром дивизии, корпуса, командующим армией).

Многие командиры - питомцы училища - были награждены орденами и медалями Советского Союза. Проверка боем показывала, что коллектив преподавателей, командиров училища, партийные и комсомольские организации воспитали достойных патриотов своей Отчизны, умелых общевойсковых командиров, способных решать на поле боя сложные задачи.

В то же время боевые действия 1939-1940 годов вскрыли серьезные недостатки в подготовке командного состава. Оказалось, в частности, что молодые командиры не имели твердых навыков в правильном использовании боевой техники, в организации взаимодействия родов войск и управлении ими в бою. Система подготовки курсантов не всегда давала им правильное представление о характере современного боя, не приучала к сложным условиям боя с сильным, технически оснащенным противником.

Накопленный опыт боевых действий активно использовался в обучении и воспитании курсантов кировского училища, а позднее активно применялся в ходе защиты социалистического Отечества от ударной группировки мирового империализма, немецко-фашистских полчищ периода Великой Отечественной войны.

1941 - 1945 годы - это годы суровых испытаний для нашего народа и его Вооруженных Сил, годы Великой Отечественной войны, в ходе которой решалась судьба Отечества, испытывалась его жизнеспособность. Речь шла о том, быть народам СССР свободными или впасть в порабощение.

Готовясь к нападению на нашу страну, руководство фашистской Германии выбрало Ленинград в качестве одного из главных объектов агрессии. На его захват была брошена группа армий "Север" в составе 29 дивизий при поддержке 760 боевых самолетов. Овладев Ленинградом, Кронштадтом и Мурманской железной дорогой, фашисты рассчитывали овладеть всем северо-западом, уничтожить балтийский флот, а затем выйти в тыл нашим войскам, оборонявшим Москву, выиграть войну.

Наступление немецко-фашистских войск непосредственно на Ленинград началось 10 июля 1941 года на фронте от Пскова до Идрицы. Основные усилия противник сосредоточил вдоль шоссе Псков-Луга. Здесь наступал 41-й моторизованный корпус в составе двух танковых, одной моторизованной и пехотной дивизии.

Оборонявшаяся на Лужском направлении 118 стрелковая дивизия не смогла отразить удара во много раз превосходящих сил противника и отошла на север вдоль шоссе Псков-Гдов. Лужское направление оказалось открытым. Противник устремился в эту брешь.

Для защиты Лужского рубежа в середине июля в срочном порядке была выдвинута оперативная группа генерал-лейтенанта К.П. Пядышева (ЛОГ), в которую входили 191 и 177 стрелковые дивизии, 1-я и 2-я дивизии народного ополчения, 41-й стрелковый корпус (90-я, 111-я, 118-я и 235 стрелковые дивизии), 1-я отдельная горнострелковая бригада, Ленинградское стрелково-пулеметное училище и Ленинградское Краснознаменное пехотное училище имени С.М. Кирова.

Лужской оперативной группу была поставлена задача во что бы то ни стало задержать противника на Лужском рубеже и тем самым создать возможность нашему командованию принять необходимые меры по организации обороны на подступах к Ленинграду.

Лужская оперативная группа оборонялась на огромном 300-километровом фронте. Ее соединения и части действовали в широких полосах. Так, например, 191-я стрелковая дивизия обороняла фронт протяженностью 70 километров (от Нарвы до Кингисеппа).

Ленинградское Краснознаменное пехотное училище имени С.М. Кирова в полном составе, совершив в течении двух с половиной суток 156-километровый марш, 7 июля 1941 года поступило в распоряжение командования ЛОГ и в тот же день получило задачу занять оборону на правом берегу р. Луга в районе Большой Сабск - Ивановское на фронте 18 километров и не допустить прорыва противника в северо-восточном направлении. Если учесть, что ширина обороны дивизии на главном направлении определялась тогда уставами в 6-10 километров, то училищу предстояло выполнить задачу двух дивизий.

Вечером 8 июля подразделения училища были разведены по своим участкам и без промедления приступили к оборудованию огневых позиций. Используя благоприятные условия отсутствия непосредственного соприкосновения с противником, инженерные работы велись круглосуточно, ч большим напряжением. Весь личный состав был охвачен желанием как можно скорее создать неприступную для врага оборону, встретить его во всеоружии.

К исходу дня 11 июля курсанты отрыли окопы и траншеи полного профиля, подготовили огневые позиции для орудий, минометов и пулеметов. Для орудий и большинства пулеметов создали дзоты. Все они были тщательно замаскированы, подготовлены данные для огневых средств, расчищены секторы обстрела. Во взводах и ротах проводились партийные и комсомольские собрания, на которых коммунисты и комсомольцы дали клятву драться с врагом до последней капли крови, не пропустить его к Ленинграду. Комиссары и политруки, постоянно находясь в гуще личного состава, непрерывно проводили политическую работу.

Какими же силами располагало училище для решения столь сложной задачи? Всего командиров, курсантов и красноармейцев насчитывалось 1906 человек. Артиллерия училища была представлена одним 76-мм орудием и двумя 45-мм пушками, двумя 82-мм и шестнадцатью 50-мм минометами. Гораздо лучше дело обстояло с пулеметами. Их было 117 (8 крупнокалиберных пулеметов ДШК, 28 станковых пулеметов "Максим" и 81 ручной пулемет). Основная масса курсантов была вооружена винтовками: самозарядных винтовок СВТ было 1157 штук, остальные 527 - трехлинейки образца 1891/30 г.г. Кроме того, в училище было 32 автомата ППД. Курсанты, подготовленные в качестве истребителей танков, имели также достаточное количество гранат и бутылок с горючей смесью. В каждом батальоне была радиостанция РБ, 8 телефонных аппаратов и по 9 километров полевого телефонного кабеля. Боевые действия училища поддерживал артдивизион Ленинградского артиллерийского училища (ЛАУ).

Каждый, кто хотя бы немного знаком с военным делом, понимает, сто для создания прочной обороны на широком фронте такими силами и средствами требуется высокое воинское мастерство, беспредельное мужества и отвага, умелое руководство боем со стороны командиров всех степеней и высокий моральный дух всего личного состава.

Хорошо представляя, с кем предстоит в ближайшее время драться училищу, какие силы требуется остановить на дальних подступах к Ленинграду, его командование приняло ряд мер к созданию прочной обороны. Как и требовали уставы Красной Армии того времени, боевой порядок училища состоял из двух эшелонов: в первом эшелоне оборонялись 1-й и 2-й батальоны; во втором эшелоне - 3 й батальон в составе двух рот. Учитывая наличие большого промежутка между 1-м и 2-м батальонами по фронту, начальник училища полковник Г.В. Мухин приказал 9-й роте обороняться между этими батальонами в первом эшелоне. Было принято решение на танкоопасном направлении вдоль дороги Большой Сабск - Редькино заложить фугасы на 10-и километровом участке и занять позицию 120 курсантам - истребителям танков. Имеющиеся в распоряжении начальника училища 3 противотанковых орудия были поставлены на дальность огневой связи друг с другом, организованно взаимодействие с поддерживающим училище артиллерийским дивизионом Ленинградского артиллерийского училища, а также с занявшей оборону с правого фланга 2-й дивизией народного ополчения. Впереди огневых позиций, за рекой Луга, притаилось боевое охранение.

Учитывая то, что училище имело 117 пулеметов, было решено использовать их с максимальной эффективностью: 8 крупнокалиберных пулеметов ДШК заняли огневые позиции на флангах оборонявшихся подразделений, подготовив фланкирующий огонь по противнику в случает его вклинения в нашу оборону, было предусмотрено их использование в борьбе против бронемашин и бронетранспортеров. 28 станковых пулеметов получили секторы обстрела на вероятных направлениях действий противника. Имели хороший обзор 81 ручной пулемет. Курсанты-кировцы хорошо знали военное дело, умело владели имеющимся у них оружием, знали тактику действия противника, были закалены физически.

12 июля 41-й моторизованный корпус 4-й немецкой танковой группы прорвался вдоль Ленинградского шоссе к городу Луге, он был остановлен его защитниками. Тогда немецкое командование решило изменить направление главного удара, нацелив его на Кингисепп. Скрытно, по проселочным и лесным дорогам немецко-фашистские части в быстром темпе обошли группировку войск в районе г. Луга и в 25 км от Кингисеппа достигли реки Луга. 14 июля передовой отряд немецких войск захватил плацдарм на правом берегу реки в районе Ивановское.

В этот день главком Северо-Западного направления К.Е. Ворошилов и командующий Северным фронтом генерал-лейтенант М.М. Попов прибыли в район Кингисеппа, где 2-я дивизия народного ополчения и танковый батальон при поддержке авиации с ходу контратаковали противника на захваченном им плацдарме, потеснили врага, но отбросить его за реку не смогли.

Накалялась обстановка и в районе Большого Сабска. 14 июля врагу не удалось здесь форсировать Лугу, но на следующий день, получив подкрепление, немцы все-таки захватили плацдарм на правом берегу реки.

Был получен приказ: контратаками в направлении ст. Веймарн, Ивановское и Большой Сабск уничтожить переправившиеся через Лугу части противника.

Развернулись тяжелые бои. Курсанты-кировцы и войны народного ополчения сражались геройски. Раненные, получив первую медицинскую помощь, сразу же возвращались на линию огня. Враг не раз пытался форсировать реку на других участках, но всякий раз откатывался обратно, оставляя десятки убитых и раненых. Не помогли фашистам ни непрерывный огонь из всех видов оружия, ни бомбардировки с воздуха, ни дымовые завесы, которые они ставили перед фронтом своего наступления. Сознание величайшей опасности, в которой оказался Ленинград, придавало новые силы обороняющимся. С большим трудом противник удержал два небольших плацдарма на левом берегу реки Луги, но от дальнейшего наступления юго-восточнее Кингисеппа ему пришлось отказаться. Первый натиск немецко-фашистских войск училище совместно с ополченцами выдержало. Курсанты проявили в бою исключительную выдержку и воинское мастерство.

От артиллерийского огня загорелись здания, между которыми находился окоп пулеметчика ДШК Тарана. Но отважный воин не покинул своего окопа. Сквозь дым он увидел вражескую бронемашину и второй пулеметной очередью зажег ее. Затем им была подбита и вторая бронемашина. Сменив огневую позицию, Таран заметил вспышки немецкого пулемета. Мгновение - и пулемет замолчал от точного попадания в него из ДШК.

На дзот, в котором занимал боевую позицию курсант Артемьев, фашисты обрушили смерч огня и вывели его пулемет из строя. Что делать? Артемьев стремительным броском перебежал в соседний дзот, который почему-то молчал, хотя в нем была установлена 45-мм пушка. Оказалось, что весь расчет погиб. Оттащив от лафета погибшего наводчика, курсант открыл огонь из пушки по переправляющемуся по реке понтону. Первый же снаряд достиг цели. Понтон с полусотней вражеских солдат затонул.

Огневая позиция курсанта Твердохлеба находилась в том месте, где фашисты хотели построить переправу через реку Луга. Он дважды сорвал их работу, уничтожив при этом десятки солдат противника.

Упорные бои развернулись в районе обороны 9-й роты, которая находилась в промежутке между 1-м и 2-м батальонами. Рота под командованием своего командира старшего лейтенанта Румянцева отбила первые две атаки на свои позиции, а затем участвовала в контратаке в направлении Большого Сабска. В бою командир роты был тяжело ранен.

15 июля наивысшего предела бой достиг на участке обороны 2-й роты - у села Большой Сабск. Именно здесь немцы наносили главный удар. Несмотря на упорство и стойкость, проявленные курсантами, противнику все же удалось продвинуться в глубину обороны наших подразделений. Чтобы восстановить положение, силами второй роты 1-го батальона и 10-й роты 3-го батальона, находившегося во втором эшелоне, была предпринята контратака. Мощное " Ура! " ошеломило немцев. Не выдержав массированного огня и штыкового удара, они откатились к реке. В этом бою особенно отличился взвод лейтенанта А.М. Девяткова. Во время контратаки он уничтожил до 50-ти фашистов.

С каждым днем бои разгорались все сильнее. Особенно тяжелым для курсантов оказался день 17 июля, когда враг бросил на позиции училища крупные силы пехоты и танков. Бой продолжался непрерывно 15 часов. Хотя в этом бою училище потеряло около 200 человек убитыми и ранеными, враг не продвинулся ни на шаг. Смертью храбрых пали в бою командир 1-го батальона подполковник А. Кузнецов, командир минометной батареи майор В. Богданов, комиссар 3-го батальона батальонный комиссар П. Баранов, командир артиллерийской батареи капитан Н. Лехман, старший политрук А. Бибиксаров, командир взвода лейтенант П.И. Шумилин, курсанты Абрамов, Антипов, Богомолов, Даций, Гуригорн, Ильин, Иванчуков, Коновин, Некрасов, Прытков, Федосеев, Шарков и другие.

22 июля у деревни Язвище враг ввел в бой свежие силы - до полка мотопехоты с танками. На рассвете по всему фронту разгорелся неравный бой. Танки шли на позиции курсантов, у которых в борьбе с ними, пожалуй, единственным оружием были гранаты да бутылка с горючей смесью.

На окоп, в котором находился курсант Шур, двинулся фашистский танк. Ведя огонь с ходу, он приближался все ближе и ближе. "Устоять во что бы ни стало!…Жизнь или смерть…", - с такими мыслями курсант подпустил танк на близкое расстояние и бросил под его гусеницу связку гранат. Танк на миг замер и развернулся, подставив под удар корму. Бутылка с горючей смесью превратила его в факел.

Большую помощь кировцам в этом бою оказал дивизион Ленинградского артиллерийского училища. Курсанты-артиллеристы подпускали фашистские танки на дальность прямого выстрела и били по ним прямой наводкой, подавляли огонь минометов и пулеметов противника, а курсанты-пехотинцы ружейно-пулеметным огнем отсекали пехоту от танков и уничтожали ее. Тесное взаимодействие курсантов двух училищ позволило успешно отразить не одну атаку превосходящих сил наседавшего врага. Фашисты оставляли на поле боя сотни трупов своих солдат и офицеров, горящие танки и бронетранспортеры.

Вплоть до 30 июля наши войска вели упорные оборонительные бои на Лужской полосе обороны. 269-я пехотная, 3-я моторизованная и 8-я танковая дивизии противника, наступавшие на главном направлении, были обескровлены. К 30 июля части ЛОГ отошли на рубеж Заозерье - Бараново - Раковичи и далее по правому берегу реки Луга до Большого Волоха. Но и противник, понесший большие потери, вынужден был перейти к обороне. За 18 дней наступления ему удалось здесь продвинутся лишь на 30-40 км со среднеустойчивым продвижения 2 км.

Таким образом, Лужская оперативная группа, ведя активную и упорную оборону на подступах к Луге, сорвала план противника с ходу прорваться к Ленинграду через Лугу и Копорское плато.

С конца июля училище вело бои уже в составе 90-й стрелковой дивизии 41-го стрелкового корпуса, которая после доукомплектования снова вернулась на фронт. Теперь кировцы были в лучшем положении, чем в середине июля: во-первых, фронт обороны сократился до 6-ти км, и, во-вторых, училищу было придано 2 гаубичных артдивизиона. Фронт его обороны проходил по линии Редькино - Карташово - Мышкино.

Здесь училищу вынуждено пришлось вести бои в лесу. Лес, с одной стороны, был союзником обороняющихся (позволял скрытно совершать маневр), а с другой стороны - опасным врагом, так как мешал обзору и ведению огня. 26 июля немцы подожгли лес. Дым окутал огневые позиции кировцев. В течении суток гитлеровцы тщетно пытались выбить кировцев из леса. Они держались стойко пока не отошли на новую позиции.

Учтя опыт прошлых боев, на новой позиции была значительно усилена обороны переднего края. Он был обнесен колючей проволокой, усилены накаты блиндажей и щелей, расчищен сектор обстрела перед передним краем, все дороги заминированы, по их обочинам устроены ловушки для танков.

Перегруппировав свои силы и имея на участке прорыва 15-тикратное превосходство в танках, полуторное в артиллерии и полное господство в воздухе, немецко-фашистское командование 8 августа возобновило наступление на Ленинград с плацдармов у большого Сабска и Ивановское. С первыми лучами солнца в небо взвились сигнальные ракеты, на позиции курсантов обрушился шквал артиллерийского огня. Спустя несколько минут в воздухе появились самолеты . Группами по 7-9 машин они проходили над участком обороны училища, круто разворачивались и сбрасывали смертоносный груз на наши окопы и огневые позиции артиллерии. Пронзительный вой падающих бомб, их мощные взрывы, залпы орудий, разрывы снарядов и мин - все смешалось в адском клокоте боя . Удар вражеских войск отразили 2-я дивизия народного ополчения, 90-й стрелковая дивизия и Ленинградское Краснознаменное училище им. С.М. Кирова. Три дня они вели ожесточенные бои с противником в главной полосе обороны, огнем и штыками отбивая наседавших гитлеровцев.

В 8 часов 15 минут 25 танков и несколько сот немецких солдат двинулись со стороны поселка Редькино на позиции 6-й и 5-й рот. По танкам открыли огонь наши гаубичные батареи. Вот один танк подбит; остановился, задымил и вспыхнул второй… Но остальные идут вперед, увлекая за собой мотоциклистов и автоматчиков.

- Подпустить их на короткую дистанцию! - слышится громкая команда командира 6-й роты.

Вот уже 250, вот 200 метров отделяют курсантов от атакующих. Все ближе враги, самоуверенно бегущие во весь рост… И вдруг ожили казавшиеся безжизненными окопы. Заговорили противотанковые орудия, ДШК, станковые и ручные пулеметы, винтовки СВТ и трехлинейки, полетели в наступающих гранаты. Несколько танков подбиты, они остановились. В рядах атакующих наступило замешательство. Не выдержала, повернула вспять оставшаяся без танкового прикрытия пехота… Кировцы вновь проявили большое мастерство, умение бить врага наверняка.

Стойко обороняли свои позиции и соседи ЛПУ: 2- дивизия народного ополчения и части 90-й стрелковой дивизии.

Однако, ряды оборонявшихся редели, они тоже несли большие потери. Особенно досталось 286-му стрелковому полку 90-ой стрелковой дивизии, занимавшему оборону с правого фланга от курсантских рот. Вечером 10 августа при новой тактике немцев он не выдержал удара, и немецкие танки оказались в Извозе и Слепино, в тылу курсантских подразделений. Над левым флангом училища тоже нависла серьезная опасность: враг потеснил и ополченцев 2-й дивизии. Возникла угроза окружения.

В неравном бою кировцы теряли своих товарищей. При отражении серии атак на 1-й батальон курсантов, которым командовал капитан В.Е. Сергеев, в батальоне оказалось около 150 человек. Раненные курсанты Августов, Антонов, Комиссаров, Костеев, Степин, Подопригора не оставили своих позиций. Огневой бой в окопах и ходах сообщения то и дело переходили в рукопашный. Гитлеровцы овладели позицией 1-й роты, но контратакой, возглавляемой лейтенантом Поляковым, были выбиты с нее, а 2-й и 3-й батальоны своими действиями не позволили противнику нанести поражение 1-му батальону, пришли к нему на выручку. В этом бою курсанты снова оказались победителями, отбросив противника к Мышкино и Максимовке.

Посланная полковником Г.В. Мухиным в Редькино разведка во главе с сержантом С. Чайкой доложила оналичии в этом населенном пункте большого количества вражеских танков. Начала их действий ждать пришлось недолго. После бомбежки на позиции училища обрушила свой огонь вражеская артиллерия. Командир 1-го батальона капитан В.С. Сергеев по телефону доложил начальнику училища о начале атаки немцев.

- Сколько танков идет против тебя? - спросил капитана полковник Г.В. Мухин.

- Три подбили, шесть продолжают идти, - ответил В. Сергеев.

- Держись, это еще не все. Их будет больше! - приказал полковник.

Два часа длился бой. Атаку за атакой выдерживали кировцы во взаимодействии с артиллерией 94-го артполка в районе деревни Слепино.

И только по приказу командования Кингисеппского участка обороны в ночь с 10 на 11 августа училище отошло с занимаемых позиций к северо-востоку и заняло оборону на линии деревень Муликово - Большая Александровка. К исходу дня 12 августа противник обошел их с обоих флангов. Училище совместно с поддерживающими его средствами оказалось перед угрозой окружения. В тот же день поступил приказ заместителя Народного Комиссара обороны снять училище с фронта и эвакуировать в тыл для подготовки командных кадров.

В течении двух суток - 13 и 14 августа - разведкой боем нащупывались слабые места у противника, определялось направление выхода из окружения. В этих боях отличился взвод лейтенанта Ф. Похолова. Двое суток личный состав не получал пищи, питался ягодами черники. Положение усугубилось еще и тем, что подходил к концу запас боеприпасов и горючего.

После тщательной подготовки под прикрытием темноты в ночь с 15 на 16 августа 1-й и 2-й батальоны скрытно подошли к шоссе, захватили неприятельский дозор и ушли на сборный пункт у деревни Черная. Днем позже, 16 августа, вышел из окружения и 3-й батальон.

40 дней Ленинградское пехотное училище имени С.М. Кирова было на фронте. Казалось бы, что это небольшой срок. На Лужский рубеж вместе с другими частями ЛОГ оно было брошено в чрезвычайных обстоятельствах и почти месяц удерживало занимаемые позиции, нанеся врагу большой урон в живой силе и технике. Потеряв в боях 797 человек, из них 173 человека убитыми и 150 пропавшими без вести, оно без приказа не оставило ни одной занимаемой позиции. По приказу же сверху оно и вышло из боя.

"Кировцы, верные боевым традициям своего Краснознаменного училища, - писала в те дни газета "На страже Родины", - дали врагу жестокий отпор. По всему фронту идет слава о подвигах курсантов". Вскоре большую статью об этом поместила на своих страницах и газета "Смена".

Не только Ленинградский фронт, но и вся страна узнали о героическом подвиге курсантов-кировцев. Многие из них - полковник Г.В. Мухин, батальонный комиссар Я.В. Завалишин, капитан В.Е. Сергеев, капитан С.Е. Валков, старший лейтенант В.М. Вачанов, старший лейтенант Н.Г.Скобцов, старший лейтенант В.Я. Ивойлов, старший лейтенант П.Р. Русанов, лейтенант Н.В. Укладников, лейтенант В.Я. Пускантов, десятки курсантов были удостоены высоких наград.

За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 февраля 1942 года училище было награждено вторым орденом Боевого Красного Знамени. Оно стало дважды Краснознаменным.

Через неделю, после кровопролитных боев на Лужском рубеже, 22 августа 1941 года, курсанты прощались с Ленинградом. Это был знаменательный день: 400 человек без традиционных экзаменационных экзаменов выпускались командирами РККА и уходили на фронт; курсанты младших курсов для продолжения учебы направлялись на Урал - в город Березники Пермской области.

29 августа эшелон прибыл в назначенное место. Городские власти, потеснив старожилов, выделили училищу необходимые помещения - не очень комфортные одноэтажные деревянные здания, похожие на бараки. Но ничего лучшего город не имел. Зато были рядом учебные поля, всего в 2,5-3 километрах. К нуждам училища здесь отнеслись так же серьезно и заботливо, как и эвакуированным промышленным предприятиям, прибывшим в город из прифронтовой полосы. Все понимали, что училище будет давать фронту не менее важную "продукцию", чем заводская или фабричная.

Считанные дни, отведенные на обустройство, пролетели быстро, и вот уже прибыло для учебы первое пополнение новичков - солдат и сержантов-фронтовиков. Со второй декады сентября учебный процесс был отлажен.

В начале сентября к учебе приступило три курсантских батальона, но в декабре месяце учебные классы заполнил новый отряд. Был сформирован еще и 4-й батальон. В феврале 1942 года в училище было уже пять батальонов.

В условиях тяжелой обстановки фронт требовал новые командные кадры. Для удовлетворения его нужд было решено пойти на сокращение сроков обучения до шести, а позднее до трех месяцев. При этом учебный день в училище был доведен до 12 часов в сутки ( 8 часов классных и полевых занятий и плюс 4 часа самоподготовки ежедневно). Такая учебная нагрузка без выходных, оказалось по плечу только физически крепким курсантам, имеющим хорошую общеобразовательную подготовку. Поэтому в училище принимали лиц только со средним и высшим образованием. Предпочтение при зачислении в училище отдавалось фронтовикам: их принимали в первую очередь, так как боевой опыт помогал им наилучшим образом освоить учебную программу.

Нелегкими были курсантские будни. В суровые уральские морозы они по несколько часов, а то и сутками, находились в поле, совершали длительные лыжные переходы, рыли окопы и траншеи, учились блокировать доты и дзоты, вести огонь из различных видов оружия, работать штыком и прикладом. К тому же и обмундирование на курсантах до февраля 1942 года было легкое: у них не было полушубков и валенок, теплых рукавиц и подшлемников. Все это шло тогда на фронт. Не хватало питания: курсантская норма была урезана в пользу фронта. "Трудности были очень велики, - писал позднее майор А.Б. Ситкин, бывший курсант ЛПУ, - однако ничто не могло помешать нам упорно и настойчиво изучать военное дело."

Череду курсантских будней в начале февраля разорвал праздник: в далекие Березники пришла весть о награждении училища вторым орденом Боевого Красного Знамени. В морозном воздухе перед строем всего училища звучали четкие слова Грамоты Президиума Верховного Совета СССР: "За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество наградить 1-е Ленинградское Краснознаменное пехотное училище имени С.М. Кирова орденом Красного Знамени!". По окрестностям раскатилось троекратное "Ура!". На полотнище Боевого Знамени училища засверкал второй орден.

Вечером в казармы пришли участники боев за Ленинград, представители городских организаций с подразделениями по поводу награждения училища высокой наградой Родины. А на следующее утро боевая учеба продолжилась с новым напряжением.

Для командования училища, преподавательского состава в те годы самой важной задачей было внедрение в учебный процесс опыта Великой Отечественной войны, изучение тактики врага, умение бить его наверняка. Большинство преподавателей составляли опытные командиры, прибывшие с фронта и из госпиталей. Они передавали курсантам то, что удалось добыть в суровых боях. С целью повышения педагогического мастерства с ними часто проводились кратковременные сборы, для них издавались информационные сборники и другие материалы с изложением опыта войны. Принимались меры к наиболее полному выполнению приказа Наркома обороны СССР от 9 апреля 1942 года "О подготовке общевойсковых командиров", который требовал знания командирами не только боевых возможностей своей пехоты и кавалерии, но и возможности артиллерийских и танковых подразделений, умения использовать их в бою, организовать с ними взаимодействие.

С мая 1942 года в училище была развернута перестройка учебного процесса. На первое место в подготовке будущих командиров выдвигалось изучение практики и методов использования военной техники в бою. Не реже, чем раз в месяц, курсанты на неделю выходили в поле с материальной частью для проведения двусторонних учений. Систематически стали проводиться ночные занятия. Больше стало обращаться внимание умению организовать и вести разведку.

Большую роль в перестройке учебного процесса в училище сыграл выход в свет осенью 1942 года Боевого устава пехоты (БУП-42), обобщившего опыт войны. Вначале его положения были изучены офицерским составом на специальных учебно-методических сборах. Весь руководящий состав и преподаватели сдали по уставу зачеты. Затем его положения стали неуклонно внедрять в практику подготовки новых командиров. БУП-42 получил высокую оценку курсантов и преподавателей училища. Не зря его назвали "наукой побеждать".

Осенью училище покинул его начальник - полковник Г.В. Мухин, под руководством которого кировцы дрались с немецко-фашистскими захватчиками на Лужском рубеже. 4 года он отдавал свой талант военачальника, свою энергию руководству подготовкой пехотных командиров. Теперь он уезжал на фронт на должность командира 279-ой стрелковой дивизии, сформированной на Урале. Тепло простившись с начальником училища, курсанты и преподаватели пожелали ему новых успехов.

Подходит к концу 1942 год. В ноябре великая радость победы под Сталинградом охватила всю страну. Разгром крупной группировки немцев на берегах Волги означал коренной перелом в ходе войны. Приятнее стало на душе, легче переносились трудности боевой учебы, больше стало веры в окончательную победу над коварным врагом. Оживленнее стали лица курсантов…

Теперь главным в подготовке офицерских кадров стало изучение наступательного боя, грамотного использования приданных средств, изучение системы обороны противника, организация разведки. Было увеличено количество часов на полевые занятия, переоборудованы учебные поля и стрельбища. Больше внимания стало уделяться индивидуальной работе преподавателей с каждым курсантом.

В 1943 году, когда победа под Курском закрепила коренной перелом в ходе войны и был создан резерв офицерских кадров, Постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) от 8 октября 1943 года "О реорганизации сухопутных училищ" был увеличен срок подготовки общевойсковых офицеров до шести месяцев. На основании этого Постановления были пересмотрены программы обучения, добавлено количество учебных часов на изучение боевой техники, организацию взаимодействия войск, боевое применение танков, артиллерии и минометов. В штат училища была введена должность заместителя командира батальона по тактике и огневой подготовке, на которого возлагалась обязанность организации качественного обучения курсантов по профилирующим военным дисциплинам. В связи с этим было увеличено и количество преподавателей. Занятия по этим предметам стали проводиться в усложненной обстановке, насыщались имитационными средствами, одна треть из них проводилась ночью. Курсанты учились стрелять не только из стрелкового оружия, но также из орудий и минометов. Больше стало выделяться для проведения стрельб боеприпасов. Училище получило новые образцы оружия: пулеметы Горюнова, автоматы ППШ и Судаева, 85-мм пушки.

Во второй половине 1944 года немецко-фашистские войска стали создавать глубоко эшелонированную оборону с отсечными позициями, больше стали уделять внимания созданию резервов и организации контратак в глубине обороны. Все это заставило обратить внимание на изучение характера обороны противника, обучение курсантов вести разведку, обнаруживать расположение резервов, своевременно принимать эффективные меры для отражения контратак.

Для курсантов училища впервые в военные годы была введена войсковая стажировка, стали проводиться теоретические конференции, была усилена фундаментальность подготовки.

На заключительном этапе войны наши войска вели боевые действия на чужой территории. Приходилось штурмовать большие города, с боем брать населенные пункты. Поэтому в училище было обращено внимание на умение вести бой в городе, штурмовать отдельные здания, превращенные в опорные пункты, правильно использовать штурмовые группы с танками, противотанковыми орудиями и огнеметами.

Подходила к концу Великая Отечественная война. Отпала необходимость краткосрочной подготовки офицеров для действующей армии. В августе 1944 года в училище была сформирована рота, с которой начались занятия по двухгодичной программе. Восстановлена практика проведения спортивных состязаний, лыжных пробегов. Так, например, в начале 1945 года был проведен 300-километровый пробег от Березников до Перми. В последующем программа была изменена применительно к условиям мирного времени.

Ленинградскому дважды Краснознаменному пехотному училищу имени С.М. Кирова принадлежит немалая роль в подготовке офицерских кадров для фронта. Всего в годы войны оно выпустило в качестве командиров и направило на различные участки вооруженной борьбы с немецко-фашистскими захватчиками 4298 человек. Кроме этого 5997 человек курсантов и 427 человек политбойцов в срочном порядке в чрезвычайных обстоятельствах было брошено на самое опасное направление, возникавшее в ходе боевых действий.

Наступило мирное время. В духе потребностей армии мирного времени перестраивается и система подготовки офицерских кадров.

Прежде всего, изменились масштабы воспроизводства новых офицерских пополнений. Уже с апреля 1945 года Ленинградское дважды краснознаменное пехотное училище имени С.М. Кирова переходит на новый штат: вместо пяти батальонов и 20 курсантских рот было оставлено два батальона по четыре, а затем и по две роты в каждом. Затем последовало увеличение сроков обучения курсантов - с 1946 года устанавливается трехлетняя программа обучения, рассчитанная на всестороннюю подготовку общевойскового командира.

Новая страница истории училища началась с картин, далеких от парадного блеска. Учеба перемешивалась с работой по восстановлению жилых и учебных корпусов, классов, лагеря. На каждом шагу сказывались последствия войны и 900-дневной блокады Ленинграда.

Осколками снарядов были повреждены стены здания, искорежены крыши, пробиты потолки, в ненастную погоду дождь добирался до подвальных этажей. Во дворе, там, где некогда были яркие клумбы, остались глубокие воронки, наполненные водой. А Красносельский лагерный городок и учебные поля были совершенно разрушены - здесь в дни войны прокатились ожесточенные бои. Поэтому пришлось потрудиться не один месяц, прежде чем удалось создать более или менее нормальные условия для жизни и учебы.

В январе 1947 года комиссией Главной инспекции Сухопутных войск было проведено инспектирование училища с целью установления соответствует ли современным требованиям организация, система и качество подготовки офицерских кадров. По результатам работы комиссия, в целом, положительно оценила общее состояние училища и учебного процесса.

Послевоенная перестройка училища наткнулась и на более серьезные препятствия. Они были связаны с недостаточной подготовленностью курсантских пополнений: сказалось происшедшее в военные годы сокращение среднего образования в стране. Пришлось на некоторое время пойти на снижение образовательного ценза для поступающих в училище. В программах обучения вновь, как это было до 1937 года, появляются предметы общеобразовательного цикла в объеме средней школы (русский язык, литература, физика, математика и т.д.). Первый курс обучения по существу превращался в подготовительный. Устанавливался новый порядок: при выпуске из училища курсанты сдавали два экзамена - за военное училище и за среднюю школу (на аттестат зрелости). Правда этот порядок просуществовал недолго. Уже с осени 1948 года появилась возможность вернуться к комплектованию училища молодежью с законченным средним образованием.

Напряженным был ритм училищной жизни, установленный в первый же послевоенный год.

Еще в 1943 году, в охваченной военном пожаром стране, были созданы Суворовские военные училища. В них нашли свой дом дети военнослужащих, партизан Отечественной войны, советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших от рук фашистских оккупантов. Спустя пять лет, в 1948 году, первые выпускники Суворовских училищ предстали перед приемными комиссиями военно-учебных заведений страны. Из разных городов страны приехали суворовцы и в Ленинградское дважды Краснознаменное училище имени С.М. Кирова.

Офицеры и преподаватели не могли нарадоваться новому пополнению: среди принятых на учебу в 1948 оду имелось 22% курсантов, окончивших Суворовские училища с золотой медалью, и 5% - с серебряной. В том же году было введено обязательное законченное среднее образование для всех поступающих в училище. При таком контингенте курсантов отпадала необходимость в широком цикле общеобразовательных дисциплин, занимавших в 1945-1948 гг. по существу один год из трех. В связи с этим осенью 1948 года училище перешло на двухлетний срок обучения, который сохранился до 1953 года, когда уже новые обстоятельства заставили вернуться к трехлетней программе обучения.

Конец 40-х начало 50-х годов были отмечены значительными событиями на международной арене. Правящие круги бывших союзников по антигитлеровской коалиции - США, Англии и других капиталистических стран - отошли от согласованных принципов послевоенного устройства мира и взяли курс на агрессивную политику "с позиции силы". Обладая монополией на атомное оружие, они начали призывать к населению "превентивных" ударов по нашей стране, приступили к созданию агрессивных военных блоков, развязали против СССР и других социалистических стран "холодную войну". В последующем, выдвинув агрессивную доктрину "массированного ядерного возмездия", страны НАТО начали переоснащать свои армии новейшей военной техникой, а вокруг Советского Союза и других социалистических стран спешно создавалась цепь многочисленных военных баз и плацдармов со складами ядерного оружия, ракетными установками для обеспечения развертывания сухопутных группировок и боевой авиации с целью нападения на социалистические страны. В этот же период агрессорами был оккупирован остров Тайвань, спровоцирована война между КНДР и Южной Кореей, развязана война во Вьетнаме. Возросла реальная угроза третьей мировой войны с использованием массовых средств уничтожения людей.

И если мир удалось спасти, то прежде всего благодаря растущей мощи СССР и его Вооруженных сил. Уже в 1949 году Советский Союз покончил с монополией американцев на атомное оружие, создав и успешно испытав атомную бомбу. А водородное оружие СССР создал раньше американцев - в 1953 году. Советская военная мощь послужила смирительной рубашкой для агрессоров. Это хорошо понимали люди доброй воли на всей земле. Это глубоко сознавали советские люди, самоотверженно трудившиеся в городах и деревнях. Это служило источником воодушевления для советских воинов в их напряженном ратном труде.

На протяжении восьми лет после войны рост советской промышленности, быстрое развитие науки и техники расширили базу для производства новых образцов оружия, боевой техники, различных видов транспорта и средств управления. В это время основной упор был сделан на разработку лучших образцов обычных средств борьбы, которые обеспечивали бы дальнейший рост огневой мощи, ударной силы и маневренности войск. Рост стрелкового вооружения шел по линии создания более совершенных самозарядных карабинов, пистолетов-пулеметов, ручных и станковых пулеметов. Различные образцы противотанковых гранатометов повысили возможности стрелковых подразделений и частей в борьбе против танков противника. Принятые на вооружение новые типы оружия давали возможность стрелковым войскам вести эффективный огонь, создавать в ближнем бою высокую плотность ружейно-пулеметного огня.

На вооружение войск стали поступать новые средние танки Т-54, которые имели более мощную броневую защиту, вооружения, повышенный запас хода и скорость передвижения, улучшенную проходимость по пересеченной местности вне дорог. Войска, в том числе и военно-учебные заведения, получили плавающие танки, которых раньше не было, бронетранспортеры БТР-40 и БТР-152.

В частях появились безоткатные противотанковые орудия с кумулятивным и осколочно-фугасным снарядом. Новые орудия обладали большей дальностью стрельбы и броне пробиваемости, повышенной маневренностью и степенью автоматизации, как заряжания, так и наведения на цель. Принятые на вооружение новые системы залпового огня БМ-14 и БМ-24 имели большую дальность стрельбы, лучшую кучность и более мощный снаряд по сравнению с М-8 и М-13.

Вся жизнь училища - одной из бесчисленных клеток армии - была насыщена отзвуками грозных событий в мире, несла на себе печать всенародных усилий по укреплению военной мощи нашего государства. В училище поступили новая боевая техника и вооружение. Боевая учеба перестроилась в духе новых уставов и наставлений. Офицерские кадры готовились к борьбе с сильным, технически оснащенным противником.

В процессе обучения главное внимание уделялось полевой выучке курсантов, которая стала основой при проведении занятий по всем предметам учебного плана. По общему правилу занятия по тактической, огневой подготовке и другим предметам проводились в поле, на стрельбище в любых условиях, при любой погоде, в любое время года и суток.

Ломка привычных форм ведения боя, способов управления войсками - все, что было первыми признаками начинавшейся революции в военном деле, внедрялось в жизнь не без трудностей и противоречий. В 1949 году обнаружилась опасная тенденция к упрощению проводимых занятий, в частности по стрельбе, к отстаиванию личной подготовки ряда командиров и преподавателей. Как цепная реакция последовал срыв в инспекторских стрельбах летом 1949 года. Оказалось, что многие курсанты не овладели новыми нормативами, и инспекция Министерства Вооруженных Сил признала состояние огневой подготовки в училище неудовлетворительным. На выпускных экзаменах в этом же году 3,6% курсантов, получивших плохие оценки, не были выпущены из училища. Это были самые низкие показатели государственных экзаменов за всю историю училища.

Тяжелые уроки 1949 года особо переживались, но не эмоциям, а делам дали выход в училище. Командование и преподавательский состав утроили энергию на всех участках боевой и политической подготовки, совершенствовали методическое мастерство преподавания учебных дисциплин в новых условиях подготовки офицерских кадров.

Чтобы возродить давнюю традицию высокой стрелковой культуры, во всех подразделениях были обсуждены неотложные задачи по улучшению качества огневой подготовки. Затем последовали слет отличных стрелков, стрелковая конференция. Критика недостатков и промахов дополнялась широкой пропагандой передового опыта. Во всех курсантских ротах появились красочно оформленные, а главное - содержание по материалу стенды об опыте отличников и передовиков учебы. С курсантами, показавшими отличные и хорошие результаты, советовалось командование на специальных совещаниях. Опыту лучших людей училища были посвящены ротные собрания курсантов.

Командование училища много усилий приложило по совершенствованию личной подготовки офицеров-преподавателей и командиров. Их учебно-воспитательное мастерство обогащалось коллективным опытом на учебно-методических сборах и конференциях. Теоретические занятия офицеры проверяли и закрепляли на практических занятиях в поле, на опытных и исследовательских учениях. С ними регулярно проводились показные и инструкторско-методические занятия. С командирами взводов и рот, с преподавателями было проведено детальное обсуждение таких вопросов, как "Практика воспитательной работы командира взвода", "Планирование, организация и проведение политико-воспитательной работы в роте в лагерный период обучения", "Робота преподавателя по воинскому воспитанию в процессе обучения курсантов" и др.

В марте 1950 года работу училища проверяла комиссия Управления военно-учебных заведений Советской Армии. Как отмечалось в акте инспекторской проверки, к этому времени состояние боевой и политической подготовки заметно улучшилось, выросло огневое мастерство курсантов. Стрельбы из карабина, станкового пулемета, автомата были выполнены курсантами с оценкой "хорошо". И лишь из ручного пулемета стреляли на "удовлетворительно".

В апреле 1950 года училище возглавил новый начальник генерал-майор Абашкин Василий Тимофеевич, который продолжил дальнейшее совершенствование огневой выучки личного состава, на новый уровень поднял качество организации и проведения всего учебно-воспитательного процесса. Это позволило летом 1950 года закрепить успехи, достигнутые в зимний период. На выпускных экзаменах в этом году курсанты показали лучшие результаты за все послевоенное пятилетие. 68% из числа выпускников окончили училище по 1-му и 2-му разрядам.

Лучшие курсанты, отлично окончившие училище, с 1950 года стали заноситься на Доску почета. Первыми отличниками учебы, занесенными на Доску почета в этом году были: Н.С. Негодов, В.Ф. Халипов, В.С. Пеньков и А.К. Якушев.

Начиная с 1950 года, уровень боевой и политической подготовки в училище неуклонно возрастал. Об этом свидетельствовали итоги государственные выпускных экзаменов 1951 и 1952 гг., на которых курсанты показали глубокие теоретические знания и твердые практические навыки командования взводом. Только в 1952 году окончили училище по 1-му разряду 41 человек, по 2-му - 130 и по 3-му - 118 человек. Об этом говорил и весь уклад жизни училища, отмеченный строго уставным и уютным внутренним порядком, возросшей организованностью и дисциплиной.

Началось коренное перевооружение армии, изменение структуры боевого состава войск и соотношения видов Вооруженных Сил. Совершалось подлинная революция в военном деле. Все это потребовало дальнейшего совершенствования оперативной и боевой подготовки, а также воспитания личного состава.

Важнейшая особенность нового этапа заключалась в том, что надо было внести существенные изменения в методы и содержание подготовки войск. Требовалось, в первую очередь, организовать обучение офицеров на совершенно новой основе, помочь им глубоко осмыслить сущность происходящих коренных изменений, их влияние на военную теорию и практику, на формы и способы вооруженной борьбы, на методы обучения и воспитания воинов. И, наконец, необходимо было создать новую учебную базу при одновременном расширении и совершенствовании уже имеющейся.

Все эти процессы не миновали пехотные училища и старейшее из них - Ленинградское дважды Краснознаменное имени С.М. Кирова. В апреле 1953 года приказом Министра обороны начальником училища был назначен генерал-майор Добровольский Федор Григорьевич, а с первого октября этого же года, с целью улучшения обучения и воспитания офицеров, соответствующих новым требованиям, училище перешло на трехлетний срок обучения. На этот раз увеличение учебного времени дисциплины, на отработку новой тактики, овладение современным оружием и боевой техникой.

18 декабря 1953 года училище посетил первый заместитель Министра обороны Маршал Советского Союза Жуков Г.К., который ознакомился с внутренним порядком, жизнью и бытом личного состава, а также провел ряд бесед с курсантами и офицерами.

Г.К. Жуков остался доволен положением дел в училище и дал некоторые указания по дальнейшему улучшению качества обучения и воспитания будущих общевойсковых офицеров.

Ускорение, взятое училищем в самом начале 50-х годов, позволило уверенно преодолеть трудности перехода к расширенным учебным программам. Помогла и давняя традиция упорной полевой выучки.

Зимой 1953/1954 учебного года были проведены двухдневные ротные тактические учения с отрывом от зимней базы на 25 километров в районе, специально оборудованном с учетом противоатомной защиты. Тогда же курсанты в течении пяти суток участвовали в войсковых тактических учениях. Летом полевая закалка стала еще интенсивнее. Курсанты принимали участие в показных тактических учениях, на которых отрабатывались действия в условиях применения ядерного оружия.

В последующем училище еще дважды привлекалось к войсковым тактическим учениям, проводимых штабом Ленинградского военного округа. Командование высоко оценивало полевую выучку курсантов, их физическую выносливость и умение действовать в сложных условиях современного боя.

В трехлетней учебной программе резко возрос удельный вес войсковой стажировки. Теперь дважды - на втором и третьем году обучения - курсанты выезжали в войска, где не только держали экзамен на командирскую зрелость, но и проходили большую школу: приобретали практические навыки в командовании отделениями и взводами, в организации проведения занятий и воспитательной работы, знакомились с жизнью и бытом войск.

В училище готовились к каждой стажировке, как к событию первостепенной важности. Показные и инструкторско-методические занятия, партийные и комсомольские собрания, специальные номера стенгазет и боевых листков - все подчинялось наилучшей подготовке стажеров, усилению личной ответственности каждого курсанта. И подготовительная работа окупалась сторицей: из войск неизменно привозили самые лучшие отзывы, большинство возвращалось с благодарностями от командиров частей, а некоторые - с ценными подарками.

Результаты не замедлили сказаться. В 1945 году Ленинградское дважды Краснознаменное училище имени С.М. Кирова по результатам выпускных экзаменов вышло на первое место среди военных училищ Ленинградского военного округа. В этом году было выпущено по 1-му разряду 35,8%, по 2-му разряду 61,6% и по 3-му разряду лишь 2,8% курсантов. Это были наилучшие результаты за все время существования училища. Несколько раньше, в апреле 1954 года, в связи с тем, что пехотные училища по профилю подготовки выпускали общевойсковых командиров и существовавшие наименования этих училищ не отвечали новым требованиям, Ленинградское дважды Краснознаменное пехотное училище имени С.М. Кирова было переименовано в Ленинградское дважды Краснознаменное военное училище имени С.М. Кирова.

Между тем время предъявляло все более высокие требования к формированию офицерских пополнений. Усложнение функциональных обязанностей командиров, необходимость широкого научно-технического кругозора, фундаментальной образованности заставили продолжить поиск более целесообразной образованности заставили продолжить поиск более целесообразной формы подготовки общевойсковых офицеров, была выдвинута идея соединения в одном учебном заведении Суворовского училища и общевойскового офицерского училища.

Это в целом экспериментальная идея, имевшая целью более тесное соединение общеобразовательной и военной подготовки, прошла проверку в ряде военно-учебных заведений, в том числе и в нашем училище. В 1955 году оно было реорганизовано в Ленинградское дважды Краснознаменное Суворовское офицерское училище имени С.М. Кирова.

Ступени обучения в суворовском офицерском училище образовали: пять лет суворовского училища, соответствующих 6-10 классам средней школы, и 3 года военного училища. Создавался, таким образом, непрерывный 8-ми летний цикл, в течении которого подросток, а затем юноша проходил основательную школу как общенаучную, гуманитарную, политическую так и специальную - военную. Численность переменного состава составляла 800 человек, среди которых было 300 курсантов и 500 воспитанников.

Разворот деятельности Суворовского офицерского училища имени С.М. Кирова совпал с преобразованиями, происходившими в Вооруженных Силах. Произошла полная механизация и моторизация армии. Стрелковые соединения были вооружены новым оружием, в их состав впервые органически включались танки и самоходные артиллерийские установки. Все это требовало от военных училищ повышения качества подготовки высококвалифицированных офицерских кадров.

Уже весной и летом 1956 года личный состав училища внес практический вклад в преобразовательные процессы, происходившие в армии. Горячие дни переживали в это время и курсанты-кировцы. Одни из них сдавали переводные экзамены, другие, старшекурсники, готовились к выпускным экзаменам.

В поле, на стрельбище шла проверка знаний и навыков, которые приобрели курсанты во время учебы в родном училище.

Мастерски организовывал и проводил тактические занятия подполковник В.Ф. Калинин. Каждое занятие он проводил на основе умелого использования опыта войны и последних достижений военной науки и техники. А преподаватель майор Л.И. Цариков особое внимание направлял на курсантскую пытливость и самостоятельность. Еще в пути на занятие он вводил курсантов в такую тактическую обстановку, в результате которой они обязаны были проявлять активность и инициативу.

Большую помощь в боевой выучке курсантов оказывали коммунисты и комсомольцы. В роте майора Л.В. Трошина комсомольское собрание до выхода в лагерь потребовало от каждого комсомольца показывать пример в дисциплине и учебе. Упорная лагерная учеба закончилась выпускным экзаменом. И на этот раз курсанты-кировцы порадовали Родину. Свыше 75% выпускников закончили училище по 1-му и 2-му разрядам.

В ноябре 1956 года в училище прибыл новый начальник - генерал-майор Лазарев Константин Аркадьевич. В период его командования еще больший размах приобрела работа по привитию курсантам и суворовцам высоких морально морально-боевых качеств, воспитанию сознательной дисциплины, послушания и исполнительности, навыков и привычек культурного поведения, любви к военному делу и своей будущей профессии общевойскового командира. Особое внимание обращалось на осуществление воспитательных целей в ходе учебных занятий.

Усиление учебной и воспитательной работы привело к новому прогрессу в основных показателях боевой и политической подготовки. В 1957 году Главная инспекция министерства обороны высоко оценила состояние боевой и политической подготовки курсантов, а Главнокомандующий Сухопутными войсками отметил, что в учебно-воспитательной работе с суворовцами имеются заметные сдвиги.

На выпускных экзаменах в 1957 году курсанты, за редким исключением, показали отличные и хорошие результаты. 81% экзаменовавшихся выпустились из училища по 1-му разряду.

Что касается строевой и физической подготовки, то курсанты, по заключению комиссии, могут по этим разделам боевой подготовки служить примером для войск.

Советские Вооруженные Силы в конце 50-х годов приступили к освоению нового поколения оружия и способов его боевого применения. В связи с этим резко возросли требования к техническим знаниям офицерского корпуса.

Учитывая это обстоятельство, Совет Министров СССР 21 июня 1958 года принял Постановление о преобразовании 10-ти военных (пехотных) училищ в высшие общевойсковые командные с четырехлетним сроком обучения.

В соответствии с Постановлением Совета Министров и на основании приказа Министра обороны Ленинградское дважды Краснознаменное суворовское офицерское училище имени С.М. Кирова было преобразовано в Ленинградское дважды Краснознаменное высшее общевойсковое командное училище имени С.М. Кирова и Ленинградское суворовское военное училище.

Мероприятия по преобразованию училища охватили все стороны его жизни и быта. Было принято решение передислоцировать училище из Ленинграда в район, непосредственно примыкающий к учебно-полевой базе. Оставив помещения на Садовой улице Ленинградскому суворовскому военному училищу, вновь созданное высшее общевойсковое командное училище передислоцировалось в город Петродворец.

Организационно училище состояло из управления училища, восьми кафедр, двух курсантских батальонов (двухротного состава), роты обеспечения учебного процесса и обслуживающих подразделений.

Начальником училища назначен полковник В.А. Гига., начальником политотдела - полковник В.Н. Петров, начальником учебного отдела - полковник П.А. Мазин. Кафедры возглавили полковники П.А. Леонтьев, А.С. Приемченко, В.Г. Орехов, подполковник Ф.А. Слабко, майор С.И. Ялакас, доценты А.К. Гуман, А.С. Николаев, С.Э. Виленкина. Батальонами курсантов командовали полковник И.Е. Редин и подполковник Л.В. Трошин, командирами рот были капитаны А.В. Алидин, Н.Г. Чернопятов, И.К. Быков, Н.М. Рыбалкин. Ротой обеспечения учебного процесса командовал капитан В.Л. Вергун.

В связи с преобразованием в категорию высшего училища на преподавательскую работу прибыли офицеры, прошедшие школу войны и службу в войсках, получившие академическое образование и опыт преподавателей. Среди них были С.М. Гольдин, И.Н. Забелин, Г.М. Павлов, А.Н. Карев, Б.В. Погребняк, М.И. Протачанский, В.Ф. Калинин, В.Т. Мишеров, В.В.Нежигай, В.П. Латышев, Г.П. Семенов, С.М. Синельщиков, М.М. Шевердин, Л.И. Цариков, Т.М. Шульгина, Г.Ф. Серова и др. Заметно вырос и научный потенциал кафедр, 11 человек имели ученую степень.

За четыре года учебы курсанты должны были овладеть программой высшей школы по общественным, естественнонаучным, общетехническим дисциплинам и иностранным языкам. При этом ведущая роль сохранялась за такими профилирующими дисциплинами как тактическая, огневая подготовка и автомобильное дело.

Немало инициативы, умения и труда нужно было приложить офицерам, преподавателям, курсантам, рабочим и служащим, чтобы на новом месте наладить нормальную учебу, начать первый учебный год высшего общевойскового училища. В короткий срок были созданы учебные кабинеты, лаборатории, классы и развернуто строительство учебного центра.

Организационные мероприятия по преобразованию училища в высшее в основном закончилось к августу 1958 года. Первый курс был укомплектован юношами из числа гражданской молодежи, второй - выпускниками суворовских училищ. На третьем и четвертом курсах продолжали обучение курсанты среднего военного училища.

По существу в 1958-1960 годах училище вмещало в своих стенах два учебных заведения: среднее и высшее. Несколько подразделений курсантов заканчивало учебу по программе среднего училища, а младшие курсы занимались по программе высшего. Это создавало определенные трудности в организации и планированию учебного процесса, создании учебно-материальной базы. Потребовался год, чтобы завершить работы первой очереди по строительству учебного центра. И если этот срок оказался реальным, то только благодаря тому, что весь личный состав училища правильно понимал важность коренной реконструкции полевой учебной базы, а командиры всех уровней смогли использовать все ресурсы для оперативного решения практических вопросов.

Одним из источников восстановления и создания классно-лабораторной базы и территории стали воскресники, на которые выходили не только курсанты, но и офицеры, преподаватели, рабочие и служащие. Почти каждый участник воскресников отработал на благоустройстве городка 15-20 часов. Восстановлена была по всему периметру училища разрушенная войной кирпичная стена екатерининской кладки, а в 1960 году заасфальтирован строевой плац - место для строевых занятий, смотров, учебных тренировок.

4 декабря 1958 года училище посетил Министр Обороны СССР Маршал Советского Союза Р.А. Малиновский, который обратил внимание на завершение организационного перехода и перехода к качественному выполнению программы высшего учебного заведения.

При переезде училища в Петродворец роты не сразу расположились в казармах, так как они не были пригодны для жилья. Поэтому было принято решение обучение курсантов первого курса проводить в войсках. Такая практика длилась до 1965 года.

Государственный экзамен по программе среднего военно-учебного заведения в сентябре 1959 года выявил хорошие знания выпускников. В акте государственной комиссии отмечалось, что, хотя учеба проходила в сложной обстановке, однако курсанты успешно усвоили учебную программу и получили хорошую идейно-теоретическую и политическую закалку.

На вновь созданной учебно-материальной базе уже в 1959 году командующий войсками Ленинградского военного округа генерал армии Н.И. Крылов провел сбор руководящего состава округа, а еще через год - сборы на базе училища проводил Главнокомандующий сухопутными войсками Маршал Советского Союза В.И. Чуйков.

1959/60 учебный год был для училища годом еще более напряженным. Ни на один день не утихала работа за достижение новых успехов в учебе и воспитании курсантов, по дальнейшему укреплению воинской дисциплины и наведению строгого уставного порядка. Выросло число отличников и передовиков, укрепилась связь с войсками.

Хотя старший курс и в этом году еще учился по программе среднего училища, в подготовке курсантов-выпускников появились признаки нового подхода. Тактическая и огневая выучка шли рука об руку со солидной технической подготовкой. В обучение будущих общевойсковых офицеров был четко обозначен инженерный профиль: завтрашние командиры взводов готовились к действиям на бронетранспортерах в составе танковых и механизированных частей.

Офицеры кафедры танкотехнической и автомобильной подготовки В.Г. Орехов, С.Т. Михеев, В.А. Латышев и другие вели большую работу по привитию курсантам интереса к изучению боевой техники. Помимо учебных занятий они организовывали и проводили технические конференции, вечера вопросов и ответов, консультации и демонстрировали учебные фильмы.

Не случайно на государственном выпускном экзамене в августе 1960 года курсанты-выпускники показали твердые знания материальной части танков и бронетранспортеров, их эксплуатации и ремонта, ведение боевых действий с учетом применения оружия массового поражения. Все курсанты получили удостоверение шофера третьего класса, а некоторым из них была присвоена квалификация механиков-водителей танка 3-го класса.

На более высокий уровень поднялась спортивно-массовая работа. В 1960 году команды училища успешно выступали на окружных соревнованиях: так, в феврале команды училища завоевали 1-е место по конькобежному спорту; феврале-апреле - по гимнастике, классической борьбе; в августе на соревнованиях по стрелковому спорту курсанты училища заняли ряд призовых мест. В училище зародилась традиция когда курсанты всей роты становились спортсменами-разрядниками по стрелковым видам спорта. Такими стали: роты майора А.В. Алидина и капитана А.Т. Чернопятова.

В августе1961 года был произведен первый выпуск офицеров по программе высшего общевойскового училища с вручением диплома о среднем военном и высшем общем образовании.

Таким образом, в 60-е годы вступило как вполне сложившееся военно-учебное заведение нового типа.

В середине 60-х годов училище был определен новый профиль1 по подготовке командных кадров. На основании приказа Министра обороны СССР подготовка офицеров стала проводиться по специальности: командная, общевойсковая, физическая культура и спорт, с присвоением квалификации - офицер со средним военным образованием и высшим специальным образованием по физической культуре и спорту. Теперь физической подготовке в училище стало уделяться особое внимание. С этой целью было сформировано три новые спортивные кафедры: первая - гимнастики, тяжелой атлетики и преодоления препятствий (начальником кафедры был майор В.В. Нежигай); вторая - легкой атлетики, лыжного спорта и плавания (начальник кафедры - подполковник Г.С. Мосунов); третья - теории и организации физической подготовки (начальник кафедры полковник Э.И. Епифанцев). На этих кафедрах изучалось 22 вида спорта. Занятия вели опытные преподаватели, которые одновременно были и заслуженными спортсменами: майоры В. Соколов и А. Губин - чемпионы СССР по лыжам, майор В.В. Нежигай - чемпион округа по спортивной гимнастике, капитан Л.З. Народицкий - чемпион СССР и участник Олимпийских игр в Токио в 1964 году по легкой атлетике. Подготовка курсантов велась по всем видам спорта, а также методике проведения занятий. Офицер из училища выпускался с достаточно высокими командирскими навыками.

В это время идет активное совершенствование и создание новой спортивной базы. Манеж был полностью переоборудован под спортивный зал с полями для ручного мяча, баскетбола, волейбола, рингом для бокса, гимнастическими снарядами, площадкой для тяжелой атлетики и трибуной для зрителей. Был построен плавательный бассейн и началось строительство спортивного комплекса и стадиона на Колонистском лугу.

Училище в эти годы, как правило, занимало ведущие места по основным видам спорта, и это стало традицией. Весной 1964 года были подведены итоги всеармейского смотра спортивно-массовой работы - Ленинградское высшее общевойсковое командное училище заняло первое место среди ВУЗов сухопутных войск.

Уже к октябрю 1968 года среди кировцев было 6 чемпионов Вооруженных Сил, 51 - чемпион округа. Норму мастера спорта выполнили 54 человека, кандидата в мастера спорта - 20 человек. Большинство курсантов, сержантов и солдат были значкистами военно-спортивного комплекса, каждый курсант стал спортсменом-разрядником. Высоких спортивных результатов добились: А.И. Часовских и братья-близнецы Баженовы - по лыжам; И.В. Степанов - по офицерскому многоборью; А.А. Агафонов и Ю. Дьяченко - по вольной борьбе; Н.И. Калышев - по боксу, Ю.В. Иванов, К. Иванов, В.П. Потапов и Г. Булычев - по стрельбе; А.И. Байбородин, Е.Т. Мицкевич, В.Е. Нахратов и Ткачев - по военному троеборью; Г.В. Севостьянов - по спортивному ориентированию; О. Райко, А. Реер, Б. Савчук и В. Соловьев - по легкой атлетике. Кроме этого была создана кафедра анатомии и физиологии, заведующей кафедрой стала доктор медицинский наук, профессор Р.А. Курбская.

В это же время возводиться новый учебный корпус и совершенствуется учебный центр. В училище стали поступать для изучения новые образцы боевой техники и вооружения. Вместо бронетранспортеров БТР-40 и БТР-152 были получены плавающие бронетранспортеры БТР-60П и БТР-60ПБ, бронированная разведывательная дозорная машина БРДМ-2.

Основным автоматическим стрелковым оружием, пришедшим на смену заслужившему славу в годы Великой Отечественной войны пистолет-пулемету Шпагина (ППШ) , поступили 7,62-мм автомат и пулемет М.Т. Калашникова. Из средств борьбы с танками и живой силой противника училище получило ручной противотанковый гранатомет РПГ-2.

В 1963-65 годах при училище были созданы курсы (в составе двух рот по 100 человек) по подготовке младших лейтенантов. Срок обучения в начале был установлен шесть месяцев, а затем они были переведены на годичный срок обучения. Начальником курсов был назначен полковник Ф.И. Каторин.

В училище действовали также курсы по подготовке офицеров экстерном. Начальником курсов был полковник И. Судаков. Сдавшие экзамены получали диплом о среднем военном образовании. В первые 5-7 лет на курсы приходили только офицеры. В последующие годы основная масса экстернов состояла из прапорщиков. Последний выпуск офицеров экстерном был произведен в 1987 году.

Много внимания в эти годы уделяется пропаганде боевых традиций. Эта задача решалась не только в клубе и ленинских комнатах, но и на полевых занятиях. Этому способствовало то, что учебный центр училища расположен на территории, где в годы Великой Отечественной войны с сентября 1941 года по январь 1944 года насмерть стояли защитники Ораниенбаумского плацдарма. По высотам "круглая", отм. 64.7, "Веха", "Родниковая", деревням Большие и Малые Илики и далее проходил передний край обороны.

Преподаватели кафедра тактики подполковник Г.И. Браиловский, В.Т. Мишеров, Б.К. Хлопенков и другие умело использовали на тактических занятиях примеры героических действий наших воинов в годы войны. Темы занятий, требующие перемещения подразделений на значительные расстояния, отрабатывались в районах горы Троицкой, Симонагонта, Большое и Малое Коновалово, Сокули.

Тактические учения проводились по направлению наступления наших войск с Ораниенбаумского плацдарма и заканчивались в населенном пункте Ропша, где в январе 1944 года произошла встреча войск двух армий, наступавших с Пулковских высот и Ораниенбаумского плацдарма. И везде курсанты слышали рассказы преподавателей о подвигах солдат, офицеров и целых подразделений. Услышанное из уст преподавателя заставляло курсантов действовать на занятиях со всей отдачей, проявлять инициативу и находчивость.

Многим поколениям кировцев памятны тактические учения, проводимые в районе Большого Сабска, там, где июле - августе 1941 года геройски сражались герои-кировцы. Во время проведения этих учений родилась инициатива об увековечении памяти курсантов-кировцев, воевавших на Лужском рубеже. 28 мая 1967 года состоялась торжественное открытие памятника и перезахоронение останков героев в братскую могилу.

Большой вклад в работу по воспитанию курсантов на боевых традициях внес Герой Советского Союза полковник Н.М. Новиков, прибывший в училище на должность начальника кафедры тактики. При нем учебное поле стало главной лабораторией оттачивания боевого мастерства. Ежемесячно кафедра проводила 3-4-х дневные выходы в поле. За эти дни в стремительных маршах курсанты преодолевали десятки километров, решая тактические задачи. Опытные офицеры-преподаватели развивали у курсантов инициативу и тактическое мышление, умение творчески применять уставные положения, совершенствовали знания и навыки, полученные на лекциях и классных занятиях.

11 лет руководил училищем генерал-майор В.А. Гига. При нем произошло становление училища как высшего военно-учебного заведения, были заложены традиции быть всегда и во всем впереди. За умелое руководство училищем генерал-майор В.А. Гига был награжден орденом Красного Знамени.

В октябре 1969 года начальником училища был назначен генерал-майор В.П. Бельтюков. За 6 лет работы он внес значительный вклад в повышение качества учебы, организованности и дисциплины среди личного состава, в развитие учебно-материальной базы, в улучшение жилищно-бытовых условий курсантов. При нем все подразделения были перемещены в единый городок между улицами Володарского и Аврова.

В это время заместителем начальника училища был полковник Л.П. Рыбин, начальником политического отдела - полковник С.М. Дунько, учебный отдел возглавлял полковник М.М. Шевердин. а заместителем начальника училища по технической части - полковник В.Т. Авсиевич - опытные педагоги, пунктуальные, трудолюбивые, грамотные, эрудированные офицеры. Они вникали во все дела училища, быстро и по-деловому реагировали на все возникающие вопросы, в любое время суток отдавали себя жизни и быту училища.

Курсантскими батальонами командовали: полковник И.Г. Судаков, подполковник В.Н. Пермяков, Г.И. Слюсаренко, П.М. Евтюшкин и В.А. Епишкин. Командирами рот были капитаны П.П. Тополь, А.А. Яаска, А.Н. Часовских, В.Н. Самусев, А.И. Штафетов, А.И. Тетин, В.Н. Мальцев, А.И. Киряков, К.П. Хлеб, старшие лейтенанты А.Р. Аитов, Б.Н. Ильин, Г.Н. Кузнецов, А.Н. Прусов. Все они вместе сплачивали коллектив училища на решение сложных задач.

Глубоким знанием своих предметов и высоким педагогическим мастерством отличались начальники кафедр Ю.М. Рохлин, Л.И. Цариков, В.Г. Орехов и Е.Э. Виленкина, а также преподаватели О.Ф. Сувениров, Я.Я. Юрченко, В.Т. Мишеров, В.В. Баранов, Н.М. Рыбалкин, М.С. Гринь, К.С. Лахник, В.А. Кукушкин, А.С. Приемченко, А.С. Николаев и другие.

В июле 1969 года произвело первый выпуск офицеров по программе высшего общевойскового командного училища с вручением дипломов о среднем военном образовании и высшем специальном образовании по физической культуре и спорту. Всего по этому профилю было проведено пять выпусков.

В конце 1969 -начало 1970 года в училище была развернута работа по подготовке к достойной встрече 100-летия со дня рождения В.И. Ленина. 18 апреля 1970 года состоялось торжественное собрание, посвященное этому событию. К юбилею училище подошло с хорошими показателями: было подготовлено 635 отличников учебы (из них 530 курсантов), 14 отличных взводов, 4 отличные роты и 1 отличный батальон (командир батальона подполковник В.Н. Пермяков, заместитель командира батальона по политической части подполковник В.А. Карлов).

С 1970/71 учебного года профиль училища вновь изменился. Началась подготовка офицеров по специальности - командная, общевойсковая, эксплуатация боевых машин пехоты, бронетранспортеров и автомобилей.

В 1972 году училище за достигнутые успехи по подготовке офицеров было награждено Юбилейным почетным знаком ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР, а начальник учебного отдела полковник М.М. Шевердин был награжден орденом "Знак Почета".

12 марта 1973 года училище посетили Министр обороны СССР Маршал Советского Союза А.А. Гречко и командующий войсками Ленинградского военного округа генерал-полковник Н.И. Грибков.

Заметным этапом в жизни училища стало время, когда его возглавил генерал-майор Н.Г. Бадейкин. Опытный и требовательный командир, высококвалифицированный и трудолюбивый военачальник. Ему за короткое время удалось создать сплоченный работоспособный коллектив и вывести училище в число лучших военно-учебных заведений Сухопутных войск. Училище за эти годы четырежды награждалось переходящим Красным Знаменем и Почетной грамотой Военного совета Ленинградского военного округа, а в апреле 1980 года - Почетной Ленинской Грамотой.

Большую роль в этом сыграл и начальник политического отдела полковник М.Е. Моисеев. Много сил, старания и энергии отдавал он делу повышения роли партийных и комсомольских организаций, их влиянию на организацию и содержание учебного процесса.

Хорошими помощниками генерал-майора Н.Г. Бадейкина были его заместители полковники Н.М. Филонов, В.А. Крутков, А.А. Давыдов и майор Л.Г. Трибун. В эти годы в училище происходило непрерывное совершенствование всего учебно-воспитательного процесса, технического оснащения и автоматизации учебно-материальной базы, создание благоприятных условий для учебы, жизни и быта курсантов, работы командиров и преподавателей. Все это сказалось на повышении качества профессиональной подготовки выпускников как командиров мотострелковых подразделений.

Расширялась и совершенствовалась учебно-материальная база. Был построен новый учебный корпус для размещения трех кафедр с лекционными залами, учебными классами и лабораториями, оснащенными новейшими образцами боевой техники и оружия. Полностью преобразована полевая учебная база. В учебном центре построена новая деректриса для БМП, БТР и танков, с электрифицированным и автоматизированным мишенным полем и пунктами управления, создан огневой городок БМП, БТР и танков, построено войсковое стрельбище, емкостью на мотострелковый взвод для стрельбы из всех видов стрелкового оружия, гранатометов и минометов, находящихся на вооружении мотострелкового полка. Было переоборудовано тактическое учебное поле: вновь построены командные и наблюдательные пункты для командиров мотострелкового взвода, роты и батальона, оборонительные позиции на отделения, опорные пункты взвода и роты. Кроме того созданы участки: для преодоления водной преграды на БМП и БТР на плаву и танков под водой, для обкатки танками обороняющегося мотострелкового отделения, а также городок для изучения оружия массового поражения и защиты от него. В это же время был дооборудован танкодром и построен автодром с элементами городских улиц по обучению курсантов практическому вождению автомобилей.

Основная тяжесть при строительстве этих объектов легла на плечи офицеров, прапорщиков и курсантов училища под руководством заместителя начальника училища полковника Н.М. Филонова, начальника инженерной службы полковник А.П. Жилкина, начальников кафедр: тактики полковника Е.Е. Качанова, огневой подготовки полковников А.и. Тулянова и В.А. Мазаника, эксплуатации и вождения машин полковник Г.П. Алексеева и Э.В. Маркевича, командира батальона обеспечения учебного процесса подполковника В.С. Побережского, начальника полигона майора В.А. Птицына, а также майоров В.Н. Самусева и А.С. Собченко, капитана Н.П. Холодка и прапорщиков Н.К. Пазухина и Т.С. Зайцева.

Много было сделано по улучшению бытовых условий личного состава училища, переоборудованы столовая, магазин, клуб и библиотека, созданы уютное кафе, парикмахерская, почта с междугородным переговорным пунктом, комната посетителей, построена новое жилое здание для размещения 360-400 курсантов. Абсолютное большинство семей офицеров и прапорщиков получили квартиры.

Все это стало возможным благодаря повседневному вниманию и личному участию со стороны Главнокомандующих Сухопутными войсками генералов-армий И.Г. Павловского, В.И. Петрова и Е.Ф. Ивановского, заместителя Главнокомандующего Сухопутными войсками по ВУЗам генерал-полковников Клюева и Амбаряна, командующего войсками Ленинградского военного округа генерала-армии М.И. Сорокина и его помощника по ВУЗам генерал-майора М.А. Байтуганова.

По решению Главнокомандующего Сухопутными войсками генерала армии И.Г. Павловского на базе Ленинградского ВОКУ в августе 1978 года были проведены сборы руководящего состава ВУЗов Сухопутных войск, которые получили высокую оценку со стороны руководства МО СССР.

Много внимания в 70-е годы в училище уделялось повышению квалификации преподавательского состава, совершенствованию методики преподавания. Весомых результатов в этом деле достигли кафедры: тактики (начальник кафедры полковник В.В. Сороколетовских), огневой подготовки (начальник кафедры А.И. Тулянов), марксизма-ленинизма (начальник кафедры Н.Ф. Макаров), боевых машин и автомобильной подготовки (начальник кафедры полковник В.Ф. Крутов), математики и физики (заведующие кафедрой М.С. Балонишников и К. Ченобытов), сопротивления материалов, деталей машин и черчения (заведущий кафедрой С.С. Ермилов) и иностранных языков (заведущая кафедрой Е.Э. Виленкина).

Для преподавателей кафедр тактики и огневой подготовки поле стало основным местом совершенствования профессионального и методического мастерства. Лучшими методистами кафедр стали офицеры: В.Т. Новиков, Е.Е Качанов, И.П. Буланов, С.А. Амбросов, В.а. Романов, А.Е. Шакалов, В.М. Климанов, М.М. Рублев, Н.В. Соловьев, М.М. Сергеев, Б.В. Грибановский, В.А. Мазаник, В.В. Баранов, А.Ф. Славин, М.И. Шевченко, А.И. Тетин и другие.

На кафедре марксизма-ленинизма в те годы постоянно действовал методический семинар преподавателей. Это способствовало росту профессионального мастерства, что позволило офицерам И.И. Краснову, П.С. Галезнику, А.А. Давыдову, В.И. Яворскому, Н.А. Савину, В.В. Петухову, В.В. Карпову, Б.Е. Фейгину, А.М. Захарову, Ф.И. Гудзенко, О.Н. Щербакову, С.П. Яцевичу в последующем стать учеными.

Высококвалифицированные педагоги работали в те годы на общенаучных кафедрах. Так, на кафедре сопротивления материалов, деталей машин и черчения мастерами своего дела были С.С. Ермилов, М.М. Щукин, Ф.И. Аношкин, А.Ф. Черемных, А.С. Комаров, на кафедре математики и физики - Н.С. Балонишников, Е.А. Савалина, Н.А. Данченко и Г.Д. петрова, а на кафедре иностранных языков тон задавали Е.Э. Виленкина, Т.М. Марон, Л.А. Потемкина и В.Я. Малыгина.

Большую роль в налаживании учебного процесса играли офицеры учебного отдела В.В. Грузинский, А.Д. Зверев, Г.И. Рыжков, А.А. Пономаренко, командиры курсантских батальонов В.А. Епишкин, В.Н. Никитин, Д.А. Васильев и Г.И. Слюсаренко и их заместители по политической части Н.И. Хитров, В.Г. Казанцев, А.В. Мельник.

Центром военно-патриотического воспитания курсантов стал музей училища. Его заведующий подполковник в отставке А.В. Синев систематически организовывал встречи с участниками боев на Лужском рубеже, с Героем Советского Союза Д.М. Берлинским, комиссаром училища Я.В. Завалишиным, молодогвардейцем В.И. Левашовым, генерал-полковником М.И. Повалий и другими. Стало правилом, что все курсанты первого курса начинали обучение в училище с посещения музея. За большую работу по военно-патриотическому воспитанию музей училища 23 апреля 1983 года был награжден Почетной грамотой командующего Ленинградского военного округа.

В последующем эти традиции продолжили нештатные заведующие музеем А.А. Ляховский и С.А. Амбросов. Из года в год велось пополнение музея новыми экспонатами и материалами. Была развернута активная научная и поисковая работа по сбору новых исторических фактов. Результатом этого стало создание в музее новых экспозиций.

Посещали другие страны офицеры и курсанты нашего училища. Начальник училища генерал-лейтенант Н.Г. Бадейкин возглавлял военные делегации в Сирию, Йемен, на Кубу, Мексику, США, два раза в Финляндию. Начальник политического отдела полковник М.Е. Моисеев во главе военной делегации посетил Италию. Начальник учебного отдела полковник М.М. Шевердин и заместитель начальника училища полковник Н.М. Филонов в разное время во главе военных делегаций также побывали в Финляндии. Начальник училища генерал-майор В.С. Голубев возглавлял делегацию в Англию, а начальник В.С. Суровой с курсантами училища - Бельгию, ряд курсантов стажировались в вооруженных силах ГДР, ПНР и Франции.

свидетельством заслуг училища в умелой постановке учебного процесса по подготовке офицерских кадров, а также наличие образцовой учебно-материальной базы явилось решение спортивного комитета дружественны армий (СКДА) вместе со спорт комитетом Министерства обороны СССР о проведении на базе училища в 1979 году международной научно-практической конференции по физической подготовке и спорту.

На конференции, кроме стран - членов СКДА, присутствовали представители армейских спортивных организаций Алжира, Афганистана, Ирана, Мексики, Нигерии, Шри-Ланки и другие. Всего участвовали представители 32-х государств. Конференция закончилась большим военно-спортивным праздником, во время которого курсанты продемонстрировали все разделы физической подготовки, показав, что она неразрывно связана с боевой учебой.

За умелую подготовку и проведение конференции спортивный комитет дружественных армий наградил училище дипломом I-й степени.

С каждым годом совершенствовалась структура училища повышались требования к абитуриентам. В 1984 году в соответствии с приказом Министра обороны была создана группа профессионального психологического отбора (ППО), организационно входящая в состав учебного отдела. Начальником группы был назначен подполковник Е.П. Сулыгин. Группа ППО стала выполнять задачи по профагитации и профпропаганде среди гражданской молодежи, военнослужащих срочной службы и суворовцев; профессиональному отбору кандидатов в училище; психологическому сопровождению курсантов на протяжении всего периода их обучения; анализу деятельности выпускников училища в войсках.

С 1 сентября 1985 года на кафедре боевых машин и автомобильной подготовки была введена новая дисциплина "Основы устройства и применения вычислительной техники". Преподавателем ее был назначен кандидат технических наук полковник Е.В. Щеглов. Совместно с кандидатом технических наук полковником С.А. Кондратенко они создали учебное пособие по вычислительной технике, оборудовали с помощью курсантов учебный класс.

С апреля 1986 года по апрель 1994 года последовательно сменилось три начальника училища: генералы Н.Н. Смирнов, В.С. Голубев и О.И. Абрамов. В этот же период заместителями начальника училища были полковники: А.И. Григораш и А.А. Гуляев, начальником политотдела - полковник В.С. Болонкин, начальником учебного отдела - полковник В.С. Суровой.

За эти годы в училище произошли следующие изменения: с 1989 года началась в училище подготовка офицеров по профилю морской пехоты; директивой МО РФ № 453/1 от 22 января 1992 года упразднены политорганы, партийные и комсомольские организации и образованы структуры по воспитательной работе. В 1993 году открыт специальный факультет по подготовке иностранных военных специалистов.

Приказом Министра обороны от 21 декабря 1991 года училище переименовано в Санкт-Петербургское высшее общевойсковое командное дважды Краснознаменное училище имени С.М. Кирова.

В апреле 1994 года училище возглавил выпускник Ленинградского ВОКУ 1967 года генерал-лейтенант В.И. Чернов.

За время командования училищем он внес определенный вклад в обучение и воспитание высококвалифицированных офицерских кадров. Прежде всего это проявилось в работе по подготовке к переходу училища на пятилетний срок обучения, разработке новых учебных программ, повышении научности преподавания. В процессе перехода училища на пятилетний срок обучения включились учебный отдел (начальник учебного отдела В.И. Горячев), кафедры тактики (начальник кафедры полковник Г.В. Белов), вооружения и стрельбы (начальник кафедры полковник В.В. Калинин), гуманитарных и социально-экономических дисциплин (начальник кафедры полковник С.А. Андрюшенков), боевых машин и автомобильной подготовки (начальник кафедры полковник Н,И, Толмачев), эксплуатации БТВТ (начальник кафедры полковник Н.В. Юмин), физической подготовки и спорта (начальник кафедры полковник М.И. Балтрунас), общетехнических дисциплин (заведующий кафедры М.М. Щукин), естественно-научных дисциплин (заведующий кафедры Б.А. Устинов) и иностранных языков (заведующий кафедры В.В. Брюзгин).

В 1994 году произошли новые изменения в штате училища. Директивой Начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации была введена должность заместителя начальника училища по учебной и научной работе (им стал полковник В.С. Суровой), создан научно-исследовательский и редакционно-издательский отдел (начальником отдела назначен полковник А.В. Кондрашин), создано две новые кафедры: управления войсками (подразделениями в мирное время)(начальник кафедры полковник В.И. Чернов) и кафедра русского языка (заведующая кафедрой Е.П. Никитина).

В результате этих изменений значительно улучшилось руководство учебным процессом: оно стало более конкретным и действенным. Активизировалась научно-исследовательская работа, выросло количество ученых, адъюнктов, аспирантов и соискателей, на высоком уровне стали проводиться научно-практические конференции, улучшилось проведение научных исследований, активизировалась работа военно-научного общества. Так как началу 1998 года училище располагало научным потенциалом: кандидатов наук - 32, доцентов - 18 и адъюнктов, аспирантов и соискателей - 21.

В мае 1995 года личный состав училища вместе со всем народом отметили знаменательную дату - 50-летие победы в Великой Отечественной Войне. 8 мая в клубе состоялось торжественное собрание, где был объявлен Указ Президента России о награждении участников войны, работающих в училище. Медалью Г.К. Жукова были награждены: А.П. Жилкин, Н.И. Уржумцева, К.С. Лахник, Н.Ф. Макаров, Г.И. Козлов, М.М. Щукин, И.И. Девятов, Ф.И. Аношкин, П.Н. Долгий, Ю.П. Кондратьев, Н.Е. Костюченко, В.Н. Пономарев, Н.Е. Прелов, В.К. Парфенов, М.Г. Петрова, Л.П. Рыбин, В.А. Сабель, А.Ф. Черемных и М.Н. Федорова.

В 90-х годах в училище сформировался высокопрофессиональный офицерско-преподавательский коллектив; полковники В.Ф. Маркин, Б.И. Иванов, Г.В. Белов, Н.И. Толмачев, В.В. Калинин, С.А. Андрюшенков, Н.В. Юмин, М.И. Балтрунас, П.А. Афанасенко, А.Н. Лихнекевич, Е.В. Покровский, А.И. Нинько, Э.С. Оганян, А.В. Бабичев подполковники А.Н. Коваленко, Р.Г. Стопчанский, С.В. Люомов, К.В. Аксенов, С.Н. Воробъев, В.В. Арсентьев, Ю.Н. Коржов, В.Е. Нахратов, В.А. Тиунов, доценты М.М. Щукин, Б.А. Устинов, П.С. Бочаров, служащиеРА В.З. Кравченко, К.А. Камышников, Ю.Н. Лазарев, Е.И. Сергеева, Н.В. Кожусь, Е.А. Савалина, О.Н. Нагорна, Е.Г. Зевякина, М.Г. Симагина, З.А. Иванова, Н.Н. Жукова, Т.С. Грудницкая, Р.А. Колесникова, Л.Б. Грамоткина, Н.И. Уржумцева и другие.

Запоминающимся событием в жизни училища стало проведение в декабре 1996 года межвузовской научно-практической конференции "Маршал Г.К. Жуков - выдающийся полководец современности". В работ конференции принял участие Герой Советского Союза профессор генерал-полковник В.Н. Кубарев, член корреспондент Академии военных наук генерал-лейтенант В.И. Пиратов, доктора филосовских наук, профессора Г.И. Датчиков и В.Д Карандашов. Конференция оставила в сознании участников глубокий и яркий след.

В 1997 году командующим войсками ордена Ленина Ленинградского военного округа стал генерал-полковник В.С. Бобрышев. Выпускник училища 1966 года, он с первых дней возродил традицию особого внимания и заботы руководства округа об училище. Сам целеустремленный, организованный, волевой, обладающий высокой штабной культурой и настоящий военный профессионал, он сделал правилом в своей работе один раз в месяц быть и работать непосредственно в училище. За короткий срок оказал конкретную и реальную помощь командованию училища по восстановлению и совершенствованию учебно-материальной базы и обустройству городка училища. Такой стиль работы командующего войсками округа заслуживает особого внимания и приносит конкретные результаты. В этом же году произошла смена руководящего состава училища. После убытия генерал-лейтенанта В.И. Чернова к новому месту службы начальником училища был назначен генерал-майор А.В. Левшин.

На должность заместителя начальника училища по учебной и научной работе из Благовещенского ВТККУ прибыл кандидат военных наук, доцент полковник В.И. Шулековский, а на должность заместителя начальника училища был назначен полковник А.Г. Лавриненко.

За короткий период начальник училища и его заместители мобилизовали коллектив училища на решение задач реформы военного образования и подготовки к 80-й годовщине образования училища.

За время существования училища было произведено 119 выпусков. Из стен училища вышло более двадцати двух тысяч офицеров. За эти годы сложилась традиция, когда дети и внуки поступают в училище и становятся достойными продолжателями дела отцов, выбирая себе профессию "Родину защищать". 144 выпускника-кировца стали генералами. В настоящее время (по состоянию на 1998 год) генерал-полковник В.Ф. Кулаков возглавляет Главное Управление воспитательной работы ВС РФ, генералы-полковники В.С. Бобрышев, Л.В. Кузнецов, Ю.Л. Греков и В.Г. Казанцев - командующие войсками военных округов, генерал-полковник Ю.Н. Балуевский - начальник оперативного управления Генерального штаба Российской Армии.

После апрельской революции 1978 года в Афганистане сложилась противоречивая политическая обстановка, практически полным ходом шла гражданская война. В это трудное время руководство страны обратилось к правительству СССР с просьбой об оказании военной помощи, в соответствии с договором между нашими странами. Такое решение было приято, и 25 декабря 1979 года соединения и части 40-й армии перешли государственную границу.

40-я армия была сформирована из частей и подразделений Среднеазиатского и Туркестанского военных округов, где проходили службу и выпускники нашего училища. Так началась новая боевая страница в жизни более чем 237 выпускников-кировцев.

Уже 28 декабря мотострелковый полк под командованием подполковника В.В. Кабалова (выпускника 1966 года) провел боевую операцию по захвату аэродрома Шиндаит. Командирами батальонов были майоры Н.Г. Гадилин и А.П. Черкашин (выпускники 1968 года).

Афганистан имеет свои специфические особенности - большую часть территории страны занимают горы высотой 4-6 тысяч метров. В узких крутостенных долинах, в скалистых ущельях стремительно несутся горные реки с порожистыми, каменистыми перекатами и водопадами. Система дорог не развита, в основном преобладают пешеходные тропы и караванные пути. Вся территория опутана системой кяризов. Климат суровый, резкий суточный перепад температур и давления, сильный ветер и большая запыленность…

В первые за все время существования нашей армии ей пришлось вести боевые действия на территории противника, который широко применял тактику партизанской войны. К такой войне армия оказалась не готовой. Неприспособленными для действия в условиях горной войны оказались и некоторые образцы боевой техники и вооружения.

Вся тяжесть войны легла на плечи мотострелковых и воздушно-десантных частей и подразделений. Главным оружием стал автомат и пулемет, а поддержка осуществлялась только вертолетами и артиллерией. Боевая выкладка личного состава - до командира роты включительно - составляла 35-40 кг. Боевые действия приходилось вести при температуре +40-50 0С, на высоте 2,5-3 км и без горного снаряжения. Пришлось заново учиться боевым действиям в составе "боевых групп" и ведению "минной войны", разведки, обеспечению безопасности движения автотранспорта и многому другому. Именно в этих тяжелейших условиях и проявился характер выпускника-кировца: боевая выучка, умелое владение оружием и техникой и высокие морально нравственные качества.

Николай Анатольевич Кузнецов после окончания училища с золотой медалью в 1983 году подал рапорт о направлении его для прохождения дальнейшей службы в Афганистан.

… Взвод лейтенанта Н. Кузнецова в составе роты оказывал помощь войнам афганской армии в ликвидации противника в одной из провинций. Силы оказались не равными. Использую свое превосходство, моджахеды разобщили советские и афганские подразделения. Над мотострелковой ротой нависала угроза окружения, и командир роты принял решение отойти на другую позицию.

Отход обеспечивал взвод лейтенанта Н. Кузнецова. Стояла пятидесятиградусная жара. Кольцо окружения сжималось. Усиливался огонь. Был тяжело ранен заместитель командира взвода прапорщик Бахмутов. Николай Вынес его в безопасное место, перевязал и вернулся на огневую позицию.

Противник непрерывно атаковал. В самый критический момент боя командир взвода приказал подчиненным отойти на другую позицию, а сам продолжал прикрывать отход. Резкая боль обожгла правую ногу. Закончились боеприпасы. Моджахеды решили взять советского офицера в плен живым… Осталась последняя граната… Враги окружили офицера, раздался взрыв…

За мужество и героизм, проявленный при выполнении долга по окончанию интернациональной помощи афганскому народу, лейтенанту Николаю Анатольевичу Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Вторым из выпускников училища, получившим звание Героя Советского Союза в Афганистане, стал командующий 40-й армией генерал-полковник Б.В. Громов.

На этой войне он прошел путь от начальника штаба дивизии до командующего армией. Под его руководством был спланирован и осуществлен вывод советских войск из Афганистана.

Но до 15 февраля 1989 года были долгие 10 лет… Трудно выбрать и выделить какую-нибудь боевую операцию, где участвовал или руководил генерал Б. Громов. Каждая их них в памяти и дорога по своему: перевал Саланг, Кабул, Джелалабад, Герат, Шинданд, Кандагар, Паджшер, Хост… Это не просто географические названия. Это бессонные ночи раздумий, огорчений и минуты радости, боевой опыт и волевые решения, боль в сердце и утрата боевых друзей, это пять с половиной лет войны.

15 февраля 1989 года. Мост через реку Аму-Дарью. По нему идет коренастый, крепко сбитый, невысокого роста, с волевым подбородком, неторопливый и расчетливый в суждениях и движениях генерал, выпускник нашего училища 1965 года, командующий 40-й армией. Последний солдат великой державы уходит домой. Закончилась война.

Участие во внутреннем вооруженном конфликте в Афганистане было наиболее длительным и масштабным применением наших войск в мирное время. Солдаты, прошедшие эту войну, повзрослели на несколько лет … Через Афганистан прошло более 237 выпускников нашего училища. Это генерал-лейтенант В.В. Громов - командующий 40-й армией, генерал-майор Ю.П. Греков - начальник штаба армии, генерал-майор Е,К, Скобелев - командир дивизии, полковники В.П. Железов, В.П. Боровой, С.Ф. Дьяков и В.И. Чернов - заместители командиров дивизий, полковники И.А. Питка и И.М. Карамышев - командиры бригад, 51 выпускник были командирами и заместителями командиров батальонов, 39 командовали ротами, 119 - взводами. Ряд офицеров исполняли и другие должности. Афганская война нанесла серьезный ущерб авторитету СССР и его Вооруженным Силам. Войска были выведены из Афганистана не в результате давления противника, а по решению политического руководства страны. Афганистан еще раз выявил самые лучшие качества наших солдат и офицеров. Они до конца выполняли свой воинский долг, выполняли мужественно и стойко, как и подобает настоящим воинам. Для каждого кировца воинский долг был и остается превыше всего.

Еще одним боевым испытанием для выпускников-кировцев стало участие в пресечении деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики.

Боевые действия в Чечне не стали бы тем эпохальным событием для страны, если бы конфликт питался собственными ресурсами и был просто конфликтом между государством и одним из мятежных регионов. Подобных конфликтов в современном мире существует более трех десятков.

Территория конфликта стала подлинным прибежищем не только для криминальных элементов и любителей войны, но и различных "миротворцев". Получив доступ к арсеналам Российской армии и вооружив часть мужского населения, главным образом выходцев из сельской местности, руководители "национальной революции" перешли к активным действиям.

Ноябрь-декабрь 1994 года… Первые жертвы и разрушения… Появившееся чувство мести… Все это сделало невозможным другой выбор в разрешении конфликта. Война разгоралась все сильнее и сильнее.

После окончания училища в 1988 году лейтенант А.Ю. Гущин изъявил желание служить в морской пехоте. 7 января 1995 года капитан Гущин вылетел в Моздок в качестве заместителя командира усиленного отдельного десантно-штурмового батальона для выполнения, как ему сказали, специального задания Российского правительства в Чеченской Республике.

Всего несколько дней был капитан А.Ю. Гущин в Чечне, но эти дни были очень трудными, опасными и ответственными. Он был в бою. Вот один из его эпизодов. Когда штурмовая группа капитана Гущина в г. Грозном атаковала дом на улице Комсомольской, она неожиданно попала в засаду. Противник мощным огнем прижал морских пехотинцев к земле, да так, что головы не поднять. Рядом с офицерами лежал матрос Кириллов, с радиостанцией за спиной. Боевики заметили антенну, и весь огонь был сосредоточен на радисте. "Командир, - Кироллов сорвал с головы наушники, - связи нет". Секунды для принятия решения. Оставаться под огнем - перестреляют, со штабом не связаться. Медлить нельзя. Оглядевшись, прикинув расстояние до ближайших развалин, которые могли стать укрытием, Гущин принял решение, которое кому-то могло бы показаться самоубийственным: мощный огонь - и броском вперед! Это не было шагом отчаяния. Опыт показывал ему, что меньше всего противники сейчас ожидают рывка им навстречу. А знание, чего стоят бойцы, лежащие рядом, вселяло уверенность. Его морские пехотинцы не дрогнут, смогут совершить этот бросок. Он семь лет учил их этому, и бойцы научились понимать командирский замысел с полуслова. И вновь, в который уж раз, он не ошибся. Не выдержав смертельного напора "черных беретов", противник отступил.

Находясь в госпитале, капитан Андрей Юрьевич Гущин узнал, что Указом Президента Российской Федерации от 13 февраля 1995 года ему присвоено звание Героя Российской Федерации, первому среди пехотинцев Северного флота.

Черные дьяволы, рыцари трех стихий… Сколько подобных эпитетов можно услышать в адрес морской пехоты. Не случайно служба в ее рядах столь привлекательна для настоящих парней. Но и в самой морской пехоте есть свои, так сказать, элитные подразделения. Ибо не дает она бойцам этих подразделений никаких других привилегий как первыми оказаться на линии огня, первыми вступить в схватку с врагом. И потом служат здесь лучшие из лучших.

Именно таким подразделением являлся десантно-штурмовой батальон, которым командовал выпускник 1982 года гвардии подполковник Александр Даркович. Его подчиненные уже были героями документального фильма, десятка передач, демонстрировали свое умение первым лицам государства и армии, иностранным гостям. Но командировка в Чечню для Дарковича и его бойцов стала настоящим испытанием боевого мастерства. Два месяца находились они там. Действовали, как правило, на главных направлениях. Участвовали в штурме президентского дворца, форсировали Сунжу, выполняли другие боевые задачи. Воевали умело, как учил командир. 412 морских пехотинцев этого батальона удостоились боевых наград. А командир десантно-штурмового батальона подполковник Александр Васильевич Даркович за героизм, умелое управление подразделениями в бою Указом Президента Российской Федерации от 23 марта 1995 года был удостоен звания Героя Российской Федерации.

Группа капитана А.И. Пегишева (выпускника 1986 года), численностью 68 человек, четыре месяца не выходила из боев - рейды по тылам, разведка и другие боевые задачи. Четыре года в училище для него не прошли даром. Особенно памятным для Александра был бой за университетское здание в Грозном.

12 января 1995 года его разведгруппе была поставлена задача разведать подход и по возможности захватить само здание университета, что напротив здания Правительства. При подходе к указанному зданию группа была обстреляна из автоматического оружия и гранатометов. Укрывшись за развалинами, разведгруппа совершила бросок к зданию, но добежать смог лишь один капитан А. Пегишев. Проникнув в здание, он услышал справа взрыв гранат, а затем стрельбу на первом этаже. Здесь он обнаружил раненого в грудь и ногу лейтенанта А.П. Думчикова. Не успел Пегишев как следует перевязать раненого товарища, как офицеры были атакованы. Поняв, что перед ними всего два человека, боевики решили во что бы то ни стало захватить их и предприняли отчаянные попытки. Атака следовала за атакой. Более 12 часов два офицера удерживали часть здания, отбивая атаки противника. С наступлением темноты им удалось выбраться из здания и вернуться в подразделение.

За мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в условиях, сопряженных с риском для жизни, капитану Александру Игоревичу Пегишеву 1 апреля 1995 года было присвоено звание Героя Российской Федерации.

О гвардии капитане Владимире Чабанове (выпускнике училища 1988 года) писали многие газеты.

… Этот дом российские солдаты, в ожесточенном противоборстве с противником, удерживали более десяти дней. Из 44 человек роты только двое погибли и 18 были ранены. Противник же потерял в этом бою до 150 человек. Эти цифры говорят об умелой организации боя и высокой выучке личного состава.

"Однажды, - вспоминает Владимир Чабанов, - мы оказались в тылу у противника. Что делать? С соседнего дома боевики вели интенсивный огонь из стрелкового оружия. Головы поднять было невозможно. Я принял решение сосредоточить группу на другой позиции и оттуда штурмовать дом. Наша атака была стремительной и неожиданной. Когда ворвались в дом, противник опешил, с перепугу стали прыгать из окон и с балконов. Несколько человек было взято в плен."

За мужество и отвагу, проявленные при выполнении боевого задания в условиях, сопряженных с риском для жизни, Указом Президента Российской Федерации 21 июня 1995 года капитану Владимиру Анатольевичу Чабанову было присвоено звание героя Российской Федерации.

Старший лейтенант Андрей Прибытков с 11 декабря 1994 года выполнял боевые задачи в составе разведывательного батальона по разоружению незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики.

В ночь с 7 на 8 января 1995 года взвод в количестве 12 человек вел разведку жилых кварталов Грозного. Дом за домом внимательно обследовали разведчики, пока в подвале одного из них не обнаружили базу противника. Старший лейтенант А. Прибытков принял решение атаковать. Ворвавшись в подвал, войны гранатами и огнем из стрелкового оружия уничтожили несколько человек, остальным удалось уйти. Но через некоторое время противник окружил взвод и стал предпринимать попытки вновь овладеть зданием.

Восемь часов отражал взвод отчаянные попытки наступающих овладеть своим опорным пунктом. Появились раненые, заканчивались боеприпасы. В результате боя противнику все же удалось захватить часть здания. Положение стало критическим. Командир взвода приказал подчиненным занять оборону в подвале, сам остался наверху. И по радио вызвал огонь на себя.

Мощный артиллерийский налет в мгновение очистил улицу перед домом. В кольце окружения образовалась брешь, через которую разведчики прорывались к своим. Последним, прикрывая группу автоматным огнем, шел командир взвода. В этом бою он получил контузию.

18 марта 1996 года капитану Андрею Николаевичу Прибыткову, выпускнику училища 1992 года, была вручена Золотая Звезда Героя Российской Федерации.

16 ноября 1995 года старший лейтенант Р.В. Спиридонов (выпускник 1994 года) в составе сводного полка был направлен в район боевых действий в Чеченскую Республику. За неполные пять месяцев пребывания на чеченской земле он семь раз участвовал в боевых действиях.

30 ноября в составе роты взвод старшего лейтенанта Р. Спиридонова выдвинулся в район населенного пункта Нижнее Ведено. Внезапно колонны была атакована противником. Загорелись головная и замыкающая машины. Рота попала в засаду и оказалась в окружении. В первые минуты боя были ранены командиры взводов, а командир роты получил контузию. Старший лейтенант Р. Спиридонов принял командование ротой. 6 часов пришлось вести бой в окружении. Сконцентрировав все имеющиеся силы на одном из участков, рота предприняла дерзкую атаку и прорвала кольцо окружения. Потери были минимальны.

19 октября 1996 года старшему лейтенанту Романову Вадимовичу Спиридонову за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга в условиях, сопряженных с риском для жизни, Указом Президента Российской Федерации было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Майор Александр Семеренко (выпускник 1980 года) в Чеченской Республике воевал с самого начала событий. Мотострелковый полк, где он был заместителем начальника штаба, за это время пополнял различные боевые задачи, находясь в гуще боевых действий. Майора А. Семеренко всегда видели на передовой, там где складывалась критическая обстановка и требовалась помощь старшего начальника. Утром 1 января 1995 года при штурме Грозного заместитель начальника штаба полка, как всегда, был среди атакующих… Здесь его и нашел осколок, оборвавший жизнь кировца.

Указом Президента Российской Федерации майору Семеренко Александру Викторовичу 6 марта 1995 года было присвоено звание Героя российской Федерации (посмертно).

Ноябрь 1996 года… Война закончилась… Через ее горнило прошли более чем 141 выпускник нашего училища. Генерал-майоры А.С. Голик, Е.К. Скобелев, А.И. Скородумов были начальниками штаба тыла группы "Север". Полковники А.В. Борисов и М.Ю. Малофеев командовали полками. 11 наших выпускников были командирами батальонов, 2 - командирами рот. 72 человека командовали взводами. Из общего числа - 44 были выпускниками 1994 года. Война превратила юношей в мужчин.

Выпускники-кировцы еще раз показали свои лучшие человеческие качества, боевой дух, профессионализм и преданность Отечеству.

Идут годы, но костер войны на Кавказе не гаснет. Уже нет ЛенПеха, наша армия (младшее звено) на 50% состоит из двухгодичников, но о подвигах КИРОВЦЕВ и по ныне продолжают писать газеты и другие средства массовой информации.

15:22 Иванов Вадим: Повторно прошу сообщить , из каких источников Вы взяли так называемый …

Толочко Анатолий Васильевич (1992 г.в.)
Александров Владимир Николаевич (1975 г.в.)
Широков Владимир Степанович (1982 г.в.)
Мэкаришвили Григорий Отарович (1988 г.в.)
Новик Владимир Александрович (1973 г.в.)
Сыромятников Александр Сергеевич (1994 г.в.)
Коржов Владимир Васильевич (1994 г.в.)
 
 
 
 
 
ЛЕНИНГРАДСКОЕ (САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ) ВЫСШЕЕ ОБЩЕВОЙСКОВОЕ КОМАНДНОЕ ДВАЖДЫ КРАСНОЗНАМЕННОЕ УЧИЛИЩЕ ИМ. КИРОВА
lenpeh.ru | lenvoku.ru | voku.spb.ru | ленпех.рф | ленвоку.рф